Подробно...

19.01.2011 00:00

Администрация президента подготовила новый антикоррупционный пакет, рассказал «Ведомостям» чиновник, близкий к совету по противодействию коррупции.

Устанавливается новый тип наказания за коррупцию — штрафы, кратные взяткам; новый тип взяткополучателя — должностное лицо публичной международной организации; новый состав преступления — посредничество при получении взяток; наконец, новый способ борьбы с коррупцией юрлиц — ее расследование российскими органами за рубежом. Совет  обсудит этот пакет, подтвердил чиновник Кремля. Увеличить штрафы за взятки и наказание для посредников Дмитрий Медведев предписал в послании.

Кратный штраф будет введен по четырем статьям Уголовного кодекса (УК), связанным с коммерческим подкупом и получением взяток. По статье 204 (коммерческий подкуп) за передачу управленцу денег, ценных бумаг и проч. — за совершение им действий в интересах дающего — штраф составит сумму взятки, увеличенную в 10–50 раз, а сам управленец заплатит в 15–70 раз больше полученной суммы.

С российского чиновника за получение им взятки (статья 290) будут взыскивать 60–80-кратно, лишая его на три года права занимать должность, либо 50-кратно, но с лишением свободы на 5–10 лет. Взяткодателям (статья 291) придется отдать в 15–60 раз больше взятки. За взятки в особо крупном размере (более 1 млн. руб.) вводится 80–100-кратный штраф — или 70-кратный, но с лишением свободы на 8–15 лет. Кратный штраф не может быть больше 300 млн. руб.

Отношение к штрафам в президентском совете разное, знает человек, близкий к администрации президента. Одни считают, что это эффективная мера сама по себе, другие — что штраф нужно использовать только вместе с лишением свободы. Второй версии придерживается организация Совета Европы — Группа стран против коррупции (Греко), которая мониторит борьбу с коррупцией в России. «Греко» считает неправильным, когда за одно и то же преступление можно получить длинный срок и отделаться штрафом: это позволяет взяточникам уходить от серьезной ответственности (см. врез).

Дело не в размере штрафа, а в неотвратимости наказания, считает Виктория Бурковская из «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»: «Мне, например, не известно, чтобы какую-то компанию привлекли к административной ответственности за коррупцию, несмотря на серию громких коррупционных скандалов, таких как дело Daimler».

В УК вводится новый состав преступления — посредничество (статья 291 прим.): это не только передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя, но и способствование в достижении соглашения и получении взятки. Посреднику будет грозить либо штраф (20–90-кратный) с лишением права занимать определенные должности, либо лишение свободы на срок до семи лет и штраф.

Бизнесменов, сообщивших о попытке подкупа, и посредников, помогавших в раскрытии преступления, могут освободить от ответственности.

Новая статья не решит проблем, уверена Бурковская, сейчас получение взятки часто квалифицируют как мошенничество: с деньгами задерживают не тех, кто обладает полномочиями исполнить обещанное.

Но и сейчас таких людей можно привлекать за пособничество, считает Бурковская: если доказать их связь с людьми, у кого полномочия есть. Все упирается в низкий уровень проводимого следствия.

Президентский проект вводит новый вид коррупционеров: иностранное должностное лицо и должностное лицо международной организации. Это может быть любое назначаемое или избираемое лицо в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе иностранного государства, а также человек, выполняющий публичную миссию для государства, его ведомства или иностранного публичного предприятия, а также сотрудник или уполномоченный международной организацией человек. Для них наказание чуть ниже, чем для российских чиновников.

Речь идет об ответственности за коррупцию в третьих странах — если российский предприниматель дал взятку в обмен на получение выгодного заказа сотруднику ООН или чиновнику в Анголе, его за это накажут и в России, объясняет директор «Трансперенси интернешнл Россия» Елена Панфилова: введение такой ответственности — обязательное условие для присоединения к Конвенции ОЭСР против коррупции.

Будет ужесточена административная ответственность за передачу или предложение незаконного вознаграждения от имени юридического лица — до штрафа в 100 раз больше взятки. Сейчас такое преступление наказывают штрафом в трехкратном размере взятки, но не менее 1 млн руб. Вводится институт правовой помощи по делам об административных нарушениях — это позволит расследовать факты коррупции со стороны российских компаний за рубежом.

Самостоятельно направлять запросы иностранным коллегам смогут Генпрокуратура, Верховный и Высший арбитражный суды, а также Минюст, МВД, ФСБ и ФСКН. Ведомства смогут запрашивать персональные данные и сведения о местонахождении интересующих их лиц, документы и другие вещественные доказательства, сведения о фактических обстоятельствах совершенного правонарушения и даже вызывать свидетелей или потерпевших в Россию (им будет гарантирован иммунитет от уголовного преследования).

В свою очередь Россия будет исполнять аналогичные запросы других стран.

Сейчас наши международные договоренности не предусматривают правовой помощи по делам об административных правонарушениях, говорит партнер «Нерр» Илья Рачков, но Россия может обращаться с подобными запросами на началах взаимности — это общая норма международного права.

Бороться с коррупционерами не только внутри, но и за пределами страны требует конвенция ООН, говорит зампред комитета по безопасности Госдумы Михаил Гришанков: Россия формально исполняет свои обязательства, а вот будут ли применяться эти нормы и насколько активно — вопрос. Пока ничего не известно о том, что в России какое-то юрлицо пытались привлечь к административной ответственности за коррупцию, подчеркивает Рачков, но, если такие прецеденты появятся, механизм правовой помощи может заходить довольно далеко — вплоть до исполнения решений российских судов на территории другого государства. 


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку