Подробно...

27.01.2011 00:00

Дмитрий Медведев рассказал о своём видении ситуации в России и мире, об основных принципах российской стратегии модернизации и сформулировал ряд конкретных предложений и инициатив.

Глава Российского государства отметил, что глобализация сделала мир ещё более взаимозависимым, и подчеркнул необходимость создания единой системы безопасности. Нужно сделать всё, чтобы глобальное развитие стало устойчивым, безопасным и справедливым. Необходимо объединиться для борьбы с терроризмом и искоренения его социально-экономических причин: бедности, безработицы, неграмотности.
* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемый господин Шваб! Уважаемые господа!

Позавчера в Москве в международном аэропорту Домодедово был совершен террористический акт, унёсший жизни десятков ни в чём неповинных людей. От рук террористов погибли граждане разных стран: России, Британии, Таджикистана, Украины, Германии, Австрии, Киргизии, Узбекистана. Пострадали более сотни человек, они сейчас находятся в больницах.

Эта трагедия стала настоящим потрясением для российского общества, несмотря на то, что наша страна и раньше подвергалась испытаниям. Она вызвала негодование во всём цивилизованном мире. Мною были получены многочисленные послания, телеграммы, телефонные звонки от лидеров зарубежных государств, руководителей международных организаций с выражением соболезнования и солидарности. Я благодарен за соболезнования и за те слова, которые я только что услышал от Вас и от других участников форума. Мы вместе скорбим о погибших.

Боль от утраты человеческих жизней, конечно, останется в наших сердцах надолго. Но случившееся только усилило наше общее желание и решимость найти эффективную защиту от международного террора, и, мне кажется, это исключительно важно. Те же, кто совершил это злодеяние, направив свой удар на граждан разных стран, рассчитывали на то, что это поставит Россию на колени, заставит занять нас оборонительную позицию, рассчитывали в том числе на то, что Президент России не приедет на этот форум. Именно по этому критерию было выбрано место и время нанесения террористического удара. Они просчитались. Россия осознаёт своё место в мире. Россия осознаёт обязанности перед своими гражданами (и будет их исполнять) и обязанности перед мировым сообществом, именно поэтому в этот день я выступаю с этой трибуны.

Терроризм отрицает самое главное – ценность человеческой жизни. Он попирает любые права и свободы, какими бы идеологическими выкладками он ни сопровождался, он насаждает страх и ненависть, мешает преобразовать и улучшить наш мир. Драматизм ситуации ещё и в том, что теракты кардинальным образом ломают нормальный ход жизни, привычный уклад этой жизни и заставляют принимать подчас очень жёсткие решения, радикально меняют мышление не только тех, кто пострадал от террора, но и всех, кто живёт на нашей планете.

К сожалению, сегодня ни одно государство в мире не застраховано от террора. Реальность такова, что террористический акт, подобный тому, что мы только что, не в первый раз, к сожалению, пережили в России, может произойти в любой момент и в любой точке мира. От этого сегодня не гарантирован никто. Нет универсальных рецептов борьбы с этим злом. Но одно можно сказать определённо: от нашей солидарности и согласованных действий зависит успех противостоянию этой общей угрозе, особенно в тот период, когда глобализация сделала наш мир куда более зависимым, взаимозависимым, чем он был некоторое время назад, и нам необходимо наращивать усилия по совместной борьбе с терроризмом. Сделать всё, чтобы хотя бы повлиять если не на идеологию, то на социально-экономические корни терроризма: бедность, безработицу, неграмотность, сиротство – и чтобы глобальное развитие стало устойчивым, безопасным и справедливым. Я ещё раз искренне благодарю вас за проявленные чувства.

Смотрите также:
К участию во Всемирном экономическом форуме в Давосе 26 января 2011
Нынешний форум проходит в тот момент, когда многие склонны говорить об окончании мирового финансового кризиса. В то же время очевидно и то, что не всё так просто. Период сверхбыстрого развития привёл к тому, что очень многие подвержены эйфории. Кризис всех отрезвил. Мы справились со значительной частью его симптомов, но только с частью. И пока не найдена новая модель роста, экономическое развитие будет медленнее, чем всем нам того хотелось бы.

При этом важные уроки в последние годы нам преподносила не только экономика. Современная цивилизация технологически весьма совершенна, во всяком случае, если сравнить её с тем, что было ещё 100-200 лет назад. Но достаточно одной природной аномалии или технологической ошибки, чтобы целые регионы оказались на грани экологической катастрофы, а континенты были отрезаны друг от друга, как в прошлые века. Извержение вулкана в Исландии, крупная авария на нефтяной платформе в Мексиканском заливе, аномальная жара, которая была в прошлом году в России, катастрофические наводнения, снегопады, которые происходили в различных уголках мира, все это заставляет задуматься о хрупкости человеческого могущества на земле.

Я считаю, что медлить в этом плане дальше опасно. И речь не только о том, чтобы завершить давно идущие, долгоиграющие климатические переговоры (хотя это сделать нужно обязательно) – речь и о том, чтобы создать общую систему мониторинга окружающей среды и опасных объектов, а также общую систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Россия выступала с такой инициативой. И я рассчитываю на то, что наши партнёры также согласятся с тем, что этот вопрос уже давным-давно перезрел.

Сегодня очень нужны новые идеи, способные изменить мир к лучшему, идеи, которые затем обретут силу требований к практической политике и станут стандартами современности для государств, для работы бизнеса, для общественного развития и отношений между странами.

Если говорить о безопасности, Россия некоторое время назад высказала свои конкретные предложения о заключении нового договора о европейской безопасности. Я думаю, что такие темы могут обсуждаться везде, и это было бы полезно и здесь, на экономическом форуме в Давосе.

Сегодня действия политиков, международные отношения и принципы регулирования всё меньше успевают за прогрессом. В то же время часть людей, часть политиков продолжает жить фантомами холодной войны, увлекается примитивными силовыми амбициями. Но именно в этот период значительная часть людей, уже почти миллиард человек – давайте вдумаемся в эту цифру – пользуется социальными сетями, впервые в истории человечества, тысячелетней истории, общается друг с другом непосредственно, находясь на самых разных континентах. Это поражает.

Современный мир становится, как принято говорить, всё более плоским, стирает формальные границы и барьеры. Благодаря интернету создаются сообщества людей, находящихся в разных странах, но объединённых одним делом или одной идеей, и ни одно национальное правительство не может претендовать на полноту влияния на такие сообщества. Может быть, это и к лучшему. С похожими факторами столкнулся и бизнес.

Но есть и опасная сторона этих процессов, порой они служат очень важным инструментом для экстремистов, которые разжигают этническую и религиозную ненависть, для торговцев наркотиками и оружием, для террористов. Эти проблемы тоже усиливаются, и не видеть этого нельзя.

Одновременно всеобщая связанность должна стать мощнейшим драйвером экономического роста, а любые попытки разорвать эти связи, например, ограничение свободы интернета или распространения инноваций, я думаю, это сегодня понимают все, приведут мир к стагнации. Россия не будет поддерживать инициативы, которые ставят под сомнение свободу в интернете, разумеется, свободу, которая основана на требованиях морали и законодательства.

Уважаемые коллеги!

Наша задача – использовать все возможности, чтобы сделать наш новый мир, который подавляющее большинство граждан будет считать и миром более справедливым, мир, в котором успех определяется в большей степени талантом и трудом, чем тем, в какой семье кто-либо родился, мир, где миллиарды людей смогут общаться друг с другом напрямую, мир, где люди не боятся власти, а международные отношения свободны от двойных стандартов и лицемерия, где проще, эффективнее и лучше работать друг с другом, работать вместе. Тем более что во многих странах пришло к власти новое поколение лидеров – политиков, которые сформировались уже после окончания холодной войны. И мы, в данном случае я имею в виду Россию, можем обсуждать и реализовывать наши мечты вместе, мы к этому готовы. Всё это должно заставить нас двигаться к более высокому уровню прозрачности и координации наших действий. Считаю, что те позитивные изменения, о которых только что сказал господин Шваб, в отношениях между Россией и Соединенными Штатами являются хорошим примером новых принципов и подходов международной политики.

Я хотел бы, кстати, напомнить, что вчера нашим парламентом был окончательно ратифицирован Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений. Чтобы построить такой мир, мы должны опираться на целый ряд известных принципов, о которых мы порой забываем. Я назову их. Этих принципов, на мой взгляд, несколько.

Во-первых, это стратегический долгосрочный подход к решению проблем. Простые, а зачастую популистские решения в 90 случаях из 100 оказываются неверными, а, может быть, и худшими из тех, которые могут только предлагаться. Один из таких ярких примеров – это склонность решать все экономические проблемы при помощи национализации, в том числе национализации финансовых институтов.

Действительно, в период финансового кризиса многие государства об этом задумались и многие государства на это пошли, в том числе государства с весьма развитой либеральной экономикой. У нас ещё недостаточно развитая экономика (я имею в виду российскую экономику), но мы от этого воздержались. Я считаю, что это было сделано абсолютно правильно. Уверен, что в большинстве случаев возможно найти варианты разрешения кризиса в рамках частного сектора, а в долгосрочной перспективе это является и более эффективным.

Второе. Это реализм и готовность жить по средствам. Во время кризиса лопнули многие пузыри, не только финансовые, но и пузыри иллюзий, самонадеянности. Я думаю, мы все понимаем, никто из нас не застрахован от надувания новых таких пузырей. Право на риск необходимо, это часть свободной экономики. Но это право должно быть уравновешено соответствующей частью ответственности. Право на чрезмерный риск должно быть у предпринимателей, у граждан, вне всякого сомнения, у учёных, но в пределах разумного, конечно. Но его не может быть у государств и у мира в целом – права на чрезмерный риск.

Реальность сегодняшнего дня во многих развитых странах составляет кризис суверенного долга, бюджетные дефициты и, несмотря на это, неготовность сокращать бюджетные расходы. Такая ситуация чревата для мира новыми экономическими и политическими кризисами. Кстати, весьма показательным в этом плане является вчерашнее ежегодное послание Президента Соединенных Штатов о положении в стране, где было сказано о замораживании бюджетных расходов в Америке на пять лет. Это серьёзная мера.

В-третьих – это глобальное партнёрство и его правильная организация. Как бы ни было сложно отказываться от практики единоличных и узкогрупповых интересов, это необходимо делать. Создание «двадцатки», говорю об этом абсолютно искренне и откровенно, я считаю огромным шагом вперёд. С одной стороны, чем больше стран сидит за круглым столом, тем сложнее согласовывать точки зрения, тем больше на это уходит времени, но с другой – тем качественнее получаются эти решения. И я надеюсь хотя бы до какой-то степени «двадцатка» это продемонстрировала.

Мы готовы использовать все существующие методы работы, но эффективность работы той же самой «большой двадцатки» должна стать на порядок выше. От дискуссий, пусть и очень интересных, необходимо переходить к решению конкретных задач. Их много. И мы кое-чего добились, в конце концов, определили развитие международных финансовых институтов, таких, как МВФ и Всемирный банк. Это хорошо. Но очень многого мы не сделали.

Вот одна такая тема, о которой я бы хотел сказать сейчас. Для меня очевидно, что прежние принципы регулирования в сфере интеллектуальной собственности уже не работают, особенно в сети интернет. Это грозит коллапсом всей системе авторских прав. Поэтому, на мой взгляд, уже на ближайшей «двадцатке» нужно поставить этот вопрос в повестку дня и предложить мировому сообществу новые решения, которые затем должны быть сформулированы в виде международных конвенций. Россия свои предложения сделает.

Одновременно нужно развивать новые лидерские альянсы. Важно, чтобы смоделированная экономистами когда-то группа БРИК приобрела свой авторитет, статус реально действующей организации в будущем. Мы, во всяком случае, намерены расширять работу в этом формате, с этого года к нему присоединяется Южная Африка. Теперь уже не БРИК, но БРИКС. Это страны, которые имеют все шансы быть лидерами глобального развития, брать ответственность на себя. Я полагаю, что одну из идей можно было бы реализовать уже в ближайшее время, а именно включить валюты БРИКС в корзину специальных прав заимствования МВФ (SDR).

И, наконец, четвёртое – это разнообразие. То, что в сегодняшнем мире сосуществуют различные модели рыночной экономики и национальной модели демократии, – это достоинство, а не недостаток. Кризис показал, что даже те модели, которые казались совершенными, испытали настоящее потрясение и понесли большие потери, поэтому одноформатный мир, на чём бы он ни был основан, полон рисков. Многоформатный мир эти риски компенсирует, даёт возможности адаптироваться к новым вызовам.

Несколько слов о России. Россию часто критикуют, иногда критикуют заслуженно, иногда абсолютно незаслуженно, упрекают в недостатке демократии, авторитарных тенденциях, слабости правовой и судебной системы. Мы сегодня такие, какие мы есть. Хотел бы сказать, что у России действительно хватает трудностей и в построении правового государства, и в создании современной эффективной экономики. Россия в наибольшей степени столкнулась с вызовом в виде терроризма и экстремизма. У России хватает социальных проблем, хотя за последние годы их стало меньше. Наконец, Россия, а стало быть, все, кто принимает решения в России, не застрахованы от обычных ошибок. Но следует понять одну очевидную вещь: у нас действительно происходят важные изменения, важные общественные изменения, и мы действительно развиваемся, мы действительно идём вперёд. В частности, борьба с коррупцией, модернизация судебной и правоохранительной сфер, несмотря на то, что, может быть, мы здесь еще не достигли впечатляющих успехов, – это наши реальные попытки улучшения инвестиционного климата в нашей стране и качества жизни в России. Действительно, ещё раз скажу, мы не достигли пока выдающихся успехов, но мы полны решимости действовать дальше. Мы учимся сами, и мы готовы принимать дружеские советы. Но вот поучать, конечно, нас не надо – надо работать вместе.

Ощущения людей, их социальные оценки, самочувствие – это, может быть, главный показатель успешности развития страны. Устойчивая убеждённость граждан в том, что они живут в демократическом государстве, честный диалог между властью и гражданами – это ключевые признаки современной демократии, зачастую прямой демократии. Качество и эффективность этой демократии зависит не только от политических процедур и институтов, но и от того, насколько власть и гражданское общество способны слышать друг друга. Мало обладать собственной свободой, надо уважать свободу другого. Этот принцип справедлив и для отношений между демократическими государствами.

Я также убеждён, что демократия будет развиваться благодаря экономической модернизации. Примитивная сырьевая экономика не может гарантировать улучшения качества людей особенно в будущем, а значит, не способна обеспечить и устойчивость нашей демократии. Чтобы не подвергнуться угрозам популизма, демократия должна иметь надёжную базу в виде развитой экономики, общество самостоятельных и независимых людей.

Дорогие друзья!

Та стратегия модернизации, те принципы, которые мною были обозначены, вполне соответствуют только что сказанному. Сегодня я остановлюсь на новых возможностях, которые даёт модернизация для успешного ведения бизнеса в России, даже несмотря на трудности. Для краткости я назову десять пунктов.

Первое. Некоторое время назад я инициировал программу, беспрецедентную за последние годы программу приватизации крупных государственных активов. Перечень стратегических предприятий в России сокращён в соответствии с моим указом в пять раз. За ближайшие три года будут приватизированы пакеты акций ведущих компаний банковского, инфраструктурного и энергетического секторов на общую сумму в десятки миллиардов долларов. При этом доходы бюджета для нас не самоцель, хотя они и важны, но главное – это повышение эффективности самих компаний, улучшение конкурентных условий ведения бизнеса в нашей стране. Именно поэтому к управлению приватизацией нами привлечены ведущие мировые банки.

Второе. В ближайшее время будет создан специальный суверенный фонд, который разделит риски с иностранными инвесторами путём совместных инвестиций в проекты модернизации нашей экономики.

Третье. Мы рассчитываем на получение существенных выгод от развития российского финансового сектора. Именно поэтому я хотел бы ещё раз объявить в этом зале, что мы не будем вводить в этом финансовом секторе специальные налоги, наоборот, с 1 января начавшегося года отменен налог на доходы от реализации ценных бумаг при осуществлении долгосрочных инвестиций. И в этом плане наша позиция несколько отличается от точки зрения наших партнёров, в том числе по «двадцатке».

Мы не намерены дополнительно ограничивать финансовую деятельность. Напротив, мы хотим максимально расширить возможности для финансовых институтов. Именно с этой целью реализуется проект превращения Москвы в международный финансовый центр. Он должен стать не только ядром российской финансовой системы, но и катализатором развития финансовых рынков всего постсоветского пространства, а также, надеюсь, Центральной и Восточной Европы. Для этого уже сделаны первые практические шаги.

Я надеюсь, в частности, что с этого года иностранные компании смогут заимствовать и привлекать капитал на российском рублёвом рынке. Этот проект имеет и глобальное значение, является важным инструментом интеграции России в мировую экономику. Добавлю, что мы работаем над повышением эффективности судебной системы для финансовых компаний, которые будут работать на площадках московского финансового центра.

Четвёртое. Мы создаём новые крупные рынки с едиными правилами регулирования, чтобы сделать их привлекательными для инвесторов. Россия уже давно готова к вступлению в ВТО. Я рассчитываю, что этот процесс наконец-то завершится в этом году. Все мои партнёры мне это обещали. За ним последует присоединение к ОЭСР. Наконец, мы работаем над созданием общего экономического пространства с Евросоюзом. Оно будет основано на принципах неделимой безопасности, свободы движения людей, капиталов и товаров на единых технических стандартах.

Совсем недавно мы сформировали Таможенный союз с Беларусью и Казахстаном. Ускоренно формируем вместе с ними Единое экономическое пространство по модели близкой к европейской. Все эти процессы значимы. Они не противоречат друг другу, а, надеюсь, будут помогать. В конечном счёте мы двигаемся к тому, чтобы создать единый рынок от Атлантики до Тихого океана – огромный рынок, на котором всем должно быть выгодно работать.

Пятое. Мы создали и продолжаем активно формировать новые возможности для инновационного предпринимательства и венчурного бизнеса, венчурных инвестиций. Я предложил закон, который даёт право университетам открывать предприятия с использованием интеллектуальной собственности. Он уже действует. Таких компаний создано уже около тысячи. В этом году полностью заработает законодательство, которое делает более удобным венчурное финансирование.

Самым крупным нашим проектом в этой сфере должен стать инновационный центр «Сколково». Его участниками в этом году станут десятки крупных и малых предприятий, работающих в разных частях России. Все они получат специальные преференции. И я уверен, что мы можем ожидать появления новых глобальных брендов, которые родятся в России в ближайшие годы, а вовлеченность иностранного бизнеса, иностранного инновационного бизнеса в этот процесс повысит наши шансы на успех.

Шестое. Дополнительные возможности для бизнеса создаёт наша масштабная программа энергоэффективности. Мною утверждены чёткие количественные ориентиры и реализуются пилотные проекты во многих регионах страны. Любые новые проекты должны отвечать самым современным требованиям к эффективности использования энергии. Такие стандарты либо уже установлены, либо вскоре будут введены в действие.

Не менее важно для России с учётом её особого энергетического места, чтобы энергетический сектор стал одним из главных двигателей инноваций. Именно с этой целью модернизация будет осуществляться с помощью глобальных партнёрств, основанных на обмене активами. Кроме того, такие партнёрства будут одним из ключевых факторов энергетической безопасности, о которой мы ещё пять лет назад сказали на саммите «восьмерки» в Петербурге. Сегодня здесь, в Давосе, а ранее, некоторое время назад в других метах были подписаны крупнейшие сделки этого года в этой сфере. Я рассчитываю, что новые альянсы Роснефти – это переход от слов к делу в этом направлении.

Седьмое. Мы будем в полной мере использовать механизмы трансферта технологий для модернизации российской промышленности. Совместная работа, обмен технологиями очень важны во всех сферах, включая, кстати, и оборонную сферу. Убеждён, что в перспективе они создадут новый уровень доверия общей безопасности, существующей в мире. Вот почему мы особенно приветствуем создание российско-французского консорциума по строительству вертолетоносцев класса «Мистраль».

Восьмое. Мы реализуем масштабную программу распространения широкополосного интернета по всей России и готовы предоставить возможности для любого законного бизнеса с его использованием. Самым важным государственным проектом, которым и мне приходится заниматься, является интеграция банковских и публичных услуг на основе универсальных платёжных карт. Развитие электронных платежей, государственных закупок и услуг удобно людям, обычным людям, нашим гражданам, и удобно бизнесу. Ну и, наконец, это действенный инструмент в борьбе с коррупцией в нашей стране.

Девятое. Мы понимаем, что успех модернизации – это комбинация десятков миллионов личных историй успеха, успеха наших граждан, сотен тысяч историй успеха бизнесменов, предпринимателей и специалистов со всего мира. В современном мире источник силы любой страны, её способности лидировать в глобальной экономике – это умные и образованные люди, которые наделены знанием, воображением, желанием творить.

В ближайшее десятилетие, я надеюсь, не менее десятка тысяч наших молодых учёных, инженеров, чиновников и профессионалов в других областях получат магистерские и докторские степени в ведущих университетах мира. Надеюсь, потом они займут ключевые позиции в российском бизнесе, в государственном управлении, в науке и образовании. Наша задача – сделать Россию более привлекательным местом для лучших умов мира. Я считаю, что это реалистичная задача – привлечь к нам на работу тысячи лучших учёных и инженеров со всего мира. Приток зарубежных специалистов нужен, прежде всего, для того, чтобы перенять опыт, создать питательную среду для творчества наших специалистов. Именно поэтому мы готовы пойти и на одностороннее признание, автоматическое признание дипломов и учёных степеней, полученных в ведущих университетах мира, сейчас такой проект прорабатывается. Хотел бы также отметить, что мною упрощён миграционный режим для приезжающих к нам высококвалифицированных специалистов. Представители бизнеса просили меня об этом, я это сделал.

Десятое. Мы начали реализацию масштабных инфраструктурных проектов, в том числе получив право на проведение крупнейших международных спортивных соревнований. И это не просто прихоть отдельных любителей спорта – это реальный шанс обновить инфраструктуру, именно из этого мы исходили, сделать её удобной, прежде всего, для граждан, для бизнеса, для торговли. Все эти проекты будут основаны на частногосударственном партнёрстве. И конечно, эти проекты – это просто способ развить отдельные регионы России, а, соответственно, возможность для многих людей из разных уголков мира посмотреть на Россию, понять, наконец, что Россия, несмотря на свои текущие трудности, это открытая страна, которая уже стала частью мирового сообщества.

Я очень рассчитываю на то, что эти десять направлений, которыми я вас, наверное, несколько утомил, завтра вы смогли бы подробнее обсудить на специальных сессиях, посвящённых модернизации нашей страны, с участием членов Правительства Российской Федерации, присутствующих в этом зале.

Завершая, я не могу не вернуться к тому, с чего начал своё выступление. Все наши усилия по восстановлению, дальнейшему развитию мировой экономики будут тщетны, если мы не победим терроризм, экстремизм и нетерпимость, не объединимся, чтобы навсегда искоренить это зло – зло, представляющее наибольшую опасность для человечества.

Ещё раз хотел бы подчеркнуть: успех на этом пути не может быть обеспечен усилиями одних государств – необходим широкий общественный диалог с различными структурами гражданского общества, экспертных кругов, они могут сыграть огромную роль в сфере образования, продвижения идеалов терпимости и взаимопонимания между различными социальными группами.

К сожалению, я вынужден сократить своё пребывание на давосском форуме, и сегодня вечером, сразу же после этой сессии, я немедленно вернусь в Москву. Спасибо вам за понимание. (Аплодисменты.)
К.ШВАБ (как переведено): Господин Президент!

Позвольте поблагодарить Вас за то, что Вы разъяснили нам свои идеи и, должен добавить, достижения, связанные с современной, обращённой в будущее Россией на основе сотрудничества.

Хочу также воспользоваться этой возможностью для того, чтобы поблагодарить членов вашего Правительства. Здесь присутствует замечательная группа руководителей из вашего Правительства, для того чтобы продолжить работу в ближайшие дни по ряду проблем, которые Вы затронули.

Могу сказать, господин Президент, что когда Вы здесь выступали четыре года тому назад, Ваша речь была высоко оценена. Я сказал, что мы надеемся, что это выступление будущего государственного деятеля. Теперь спустя четыре года я могу сказать, мы слышали выступление настоящего государственного деятеля. Прежде чем мы договорились о проведении этой сессии с согласия Президента Медведева, мы, зная о Вашем энтузиазме в отношении социальных сетей, спросили, какие вопросы надо задать, спросили у общественности и получили тысячи ответов. Но должен сказать, что большая часть ответов уже Вами была предоставлена. Тем не менее, я хотел бы поднять три или четыре вопроса, которые возникли. Они отражают одинаковую тематику.

Первый вопрос, господин Президент. Учитывая последние события в Тунисе, как Вы думаете, правительства должны реагировать на такие призывы к открытости? Вы сами привержены открытости интернета. Но каково Ваше чувство в отношении того, что произошло на прошлой неделе, и того, что сейчас эти события в Тунисе у всех на слуху?

Д.МЕДВЕДЕВ: То, что произошло в Тунисе, на мой взгляд, довольно существенный урок для любых властей. Власти должны не почивать на лаврах, сидеть в удобных креслах, а развиваться вместе с обществом. И не имеет значения, о какой стране идет речь: стране в Европе, в Африке, в Латинской Америке. Когда власть не успевает за общественным развитием, не отвечает на ожидания людей, всё заканчивается очень печально, наступает дезорганизация и хаос. И в этом проблема самой власти и её ответственность. Даже если многое из того, что предлагается для действующих властей, представляется неприемлемым, власть должна находиться в диалоге с самыми разными людьми. В противном случае эта власть теряет реальную основу. Это не означает, что власть должна обязательно следовать любым рекомендациям, но власть должна слышать людей. Поэтому, мне кажется, это существенный урок и для Африки, и для арабского мира, и для любой власти в целом. В то же время это испытание на прочность. Я очень рассчитываю на то, что ситуация в Тунисе стабилизируется и не окажет своего неблагоприятного воздействия на общую ситуацию в арабском мире.

Я только что посетил Палестинскую автономию и был в Иордании. Конечно, я понимаю, насколько трудны проблемы, существующие в Палестине, и что ещё нужно сделать всем для того, чтобы на Палестинской земле установился мир и согласие со своим ближайшим соседом – Израилем. Это большая и трудная проблема. Но при этом мы должны помнить, что в ряде случаев в результате выборов к власти могут прийти силы, которые не вполне симпатичны мировому сообществу, и с ними придётся считаться. Поэтому, ещё раз повторю, это урок и в то же время испытание для Туниса, повод для того, чтобы провести самый существенный анализ ситуации в этом регионе.

К.ШВАБ: Господин Президент, было много вопросов, связанных с недавними событиями, которые вызвали озабоченность относительно достаточной правовой поддержки тех, кто хочет вести бизнес в России. Коррупция также упоминалась довольно часто. Хотите что-нибудь добавить к тому, что Вы уже сказали раньше?
Д.МЕДВЕДЕВ: Я, конечно, должен, может быть, чуть подробнее сказать об этой очень существенной проблеме для России. Россия не единственная страна, где существует коррупция и где правовая система действует не всегда эффективно. Но мы должны отвечать за свою страну, а не показывать пальцами на другие страны и говорить: «У них коррупции не меньше». Мы должны решать свои проблемы. Как это сделать? Только за счёт методичной борьбы, за счёт противодействия самому коррупционному давлению. Это включает в себя целый ряд элементов.

Во-первых, это реальное расследование коррупционных преступлений с тем, чтобы любой чиновник, который совершает такие действия, понимал, что он может закончить очень плохо.

Во-вторых, это внедрение современных и цивилизованных форм отчётности. Не так давно я в нашей стране ввёл обязательное декларирование для всех государственных служащих. Хочу сказать, что это непростой процесс, далеко не все к этому готовы, потому что это нужно пропустить через себя. Но тем не менее это уже вошло в наш быт, и это важно.

Третье – это, конечно, совершенствование деятельности суда и правоохранительных органов. Я знаю обо всех проблемах, которые существуют в этой сфере. В то же время хотел бы сказать, что за последние несколько лет, впервые за всю историю нашей страны было принято антикоррупционное законодательство. Это уже шаг вперёд. Теперь им нужно научиться пользоваться. Правоохранительные органы не свободны от общественных тенденций, они должны измениться. И именно на это направлена моя работа как руководителя соответствующих структур и как Верховного Главнокомандующего.

Наконец, суд. Суд должен быть, с одной стороны, абсолютно независим, а, с другой стороны, суд должен чувствовать свою ответственность перед обществом, перед людьми. Он не должен закрываться глухой стеной, не допуская в свою корпорацию никого, кто полагает, что в суде существуют проблемы. Именно поэтому я считаю, что нам необходимо совершенствовать и законодательство, касающееся мониторинга состояния дел в самой судебной системе.

Всё это делается. У меня нет иллюзий по поводу того, что нам всё удастся за год или за два, но я рад тому, что мы приступили к этой работе. Я уверен, что нам удастся победить коррупцию.
К.ШВАБ: Господин Президент, Вы упомянули Договор об СНВ. Как Вы видите следующий этап развития в направлении мира, свободного от ядерного оружия, и каковы отношения Вашей страны с Ираном?

Д.МЕДВЕДЕВ: Я тоже рад тому, что мы всё-таки довели процесс по Договору об ограничении стратегических наступательных вооружений до логического конца, точнее, почти довели. Я вернусь из Давоса, и через некоторое время ко мне на стол ляжет текст ратифицированного Договора. Я разговаривал совсем недавно с Президентом Обамой, и мы договорились даже о том, каким образом осуществить обмен этими документами.

Но на этом нельзя останавливаться. На мой взгляд, это был очень оптимистический момент за последние годы. И несмотря на то, что на нашем пути стояло много трудностей, тем не менее, и с российской стороны, и с американской мы довели этот процесс до конца. Я надеюсь, что после этого легче стало дышать очень многим людям на нашей планете просто потому, что мы договорились, а это тоже имеет огромное значение. Я считаю, что мы должны продолжить наши усилия в области ограничения стратегических наступательных вооружений и в области ещё одной темы, которая с ней связана, – противоракетной обороны.

Сегодня в Европе размещается система европейской ПРО. Россия считает себя частью Европы. С этим вроде никто и не спорит нигде. И мы хотели бы, чтобы мы тоже чувствовали себя не менее безопасно хотя бы потому, что противоракетная оборона в какой-то момент может превращаться в часть стратегического ядерного потенциала. Мы сделали свои предложения. Мы открыты для сотрудничества. И мне очень хотелось бы, чтобы через 10 лет будущие лидеры России, Соединенных Штатов Америки, европейских стран по этому поводу не конфликтовали, а принимали согласованные решения. Это очень важно для будущего. Мы должны следить за тем, как выглядит общая ситуация с ядерным оружием в мире.

Вы упомянули Иран. Иран – наш сосед, наш партнёр. В то же время к Ирану есть целый ряд вопросов у международного сообщества, и на эти вопросы Иран должен ответить. У международного сообщества пока нет информации о том, что Иран создаёт ядерное оружие. Более того, Иран является участником Договора о нераспространении ядерного оружия. Но именно поэтому Иран должен развеять сомнения международного сообщества по поводу своей ядерной программы, убедить нас в том, что эта программа носит мирный характер. У России есть свои давние и глубокие отношения с Ираном, и мы хотели бы использовать все наши возможности для того, чтобы тот трудный диалог, который идёт сегодня, увенчался успехом. Я не так давно говорил на эту тему с Президентом Ахмадинежадом, сказал ему об этом. Он сказал, что согласен с этим.

К.ШВАБ: Господин Президент, Вы очень щедро потратили своё время. Позвольте закончить это обсуждение, задав ещё один или два общих вопроса. Один возник в результате обзора из интернета, один из вопросов, довольно провокационный. Если бы кто-то в «Викиликс» сообщил что-то о России, что бы он сообщил?

Д.МЕДВЕДЕВ: Хороший вопрос, спасибо. Я считаю, только что, выступая на этой трибуне, я отчасти выступил в защиту «Викиликс», когда сказал, что сегодня миллиард человек связаны незримыми сетями общения. Ни одна, даже самая серьёзная тайна сегодня не может быть гарантирована от раскрытия. В конечном счёте, я считаю, что история с «Викиликс» должна оздоровить дух международных отношений. Несмотря на то, что, наверное, само по себе это является незаконной деятельностью в понимании ряда государств, влияние этой истории мне представляется для международных отношений весьма и весьма позитивным.

Ну а в том, что касается, скажем, того, что, собственно, утекает и утекло, по-моему, это для кого-то интересно, а для кого-то не представляет никакой тайны. Скажу о себе: из того, что я прочитал о России, из тех материалов, которые попали туда, для меня не было новым ничего. Периодически у меня возникало ощущение, что большинство оценок о России, которые попали в «Викиликс», скачаны с общеполитических сайтов в интернете. Но, может быть, кого-то это и задело, только не нас. Мы – ребята крепкие.
К.ШВАБ: Это правда.

Два последних вопроса, господин Президент. Я уверен, что многие здесь, в зале, слушая Вас, изменили своё восприятие России. Вы показали нам современную, открытую Россию. А для Вас лично каково восприятие, с которым Вы сталкиваетесь в своём обсуждении проблем России? Что больше всего расстраивает Вас? Что Вы считаете наиболее неверным восприятием в отношении России за границей?

Д.МЕДВЕДЕВ: На мой взгляд, любые стереотипированные представления могут раздражать. Поэтому я не думаю, что существует какая-то одна вещь, которая в этом смысле вызывает, допустим, у меня наиболее отрицательные эмоции. Хотя, конечно, подчас очень бывает неприятно какие-то вещи читать. И знаете, на чём я себя поймал. Я с утра открываю интернет, читаю отзывы о России, о Правительстве России, о себе лично. Могу вам сказать, во-первых, сразу хорошо просыпается, сон уходит. Но, с другой стороны, у меня возникает желание быстро ответить на что-то через Твиттер, снять трубку и позвонить в Администрацию Президента, развеять какие-то неверные представления. А потом я откладываю это в сторону, потому что никогда не надо суетиться, а надо действовать чётко и осмотрительно. И в любом случае правда всегда пробьёт себе дорогу.

ВОПРОС: И самый последний вопрос. Вы – очень молодой Президент. И когда Вы рассматриваете свой собственный президентский срок (я знаю, что это вопрос, на который Вы отвечали в каком-то смысле), но что для Вас лично является Вашей движущей силой? В качестве человека. Вы так много работаете, не спите. Что Вас побуждает работать так?

Д.МЕДВЕДЕВ: Мне кажется, ответ очень простой: у меня очень интересная работа. И тот из президентов, кто считает иначе, наверное, обманывает себя. Это работа, которая заставляет быть мобилизованным 24 часа в сутки, ответственность, которую ты ощущаешь круглые сутки, ответственность перед своей страной, перед людьми, которые тебя избрали. Знаете, в этом случае всегда можно найти силы, даже если ты очень устал, страдаешь от «джэт лэга», и происходят какие-то неприятные вещи. Мне кажется, это главное для любого человека и для президента, конечно, тоже. У меня очень интересная и очень важная работа.

К.ШВАБ: Господин Президент, в Вашей важной работе мы желаем Вам всяческих успехов.

Пожалуйста, примите наши соболезнования.

Мы надеемся, что Вы продолжите делать то, что Вы нам разъяснили. Желаем Вам всяческих успехов. Спасибо большое, что приехали сюда.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку