Быть геофизиком сам Бог велел

12.09.2003 00:00
Среди тех, кому 1-й заместитель мэра Владимир Букаринов вручил почётные грамоты, оказался и начальник геологического отдела ОАО «Хантымансийскгеофизика» Владимир Глух.

Первый фонтан нефти забил... случайно?
Владимир Григорьевич из той редкой ныне породы бессеребряников и альтруистов, на плечах которых ипо сей день держится любое дело. Так получилось, что дело всей его жизни - очень важное для страны.
Да, уж со дня открытия Западно-Сибирской нефте-газоносной провинции много воды утекло... Сегодня в обнаруженных когда-то месторождениях разведанных запасов хватит лет на 30, а то и меньше, а на поиск новых государство уже не отчисляет денег. Всё чаще безработными становятся геологи и геофизики, а внук прославленного профессора Академии наук Андрея Трофимука, открывшего нефть в Сибири, работает на крупнейшую американскую компанию «Hulliburton», производящую оборудование для нефтедобытчиков.
Когда нефть только обнаружили, всё было иначе. На мои поздравления с юбилейной датой - всё-таки, как-никак 50 лет прошло с того дня, как недалеко от Берёзово забил первый нефтяной фонтан, он лишь протянул: «У-ууу...» и махнул рукой. «Скважину пробурили совершенно не в том месте, на которое сориентировали геофизики. Вся хохма в том, что до этого самого назначенного места буровую дотащить не удалось! Пробурили там, где получилось. Потом оказалось, что если б дотащили туда. куда надо - никакого б фонтана не было бы. В этот момент был дан приказ все партии отправлять вверх по Иртышу; в другие места, разведку продолжать. Потом было ещё несколько газовых месторождений открыто, но все они оказались небольшими - это страну бы не спасало. Потом открылось нефтяные Шаимское и Мегионское месторождения - тогда стало понятно, что край богатый. "' А любой фонтан при бурении - это всё же авария. Значит, определённая степень разгильдяйства там присутствовала!»

Стране нужна была нефть.
Быть геофизиком Владимиру Глуху сам Бог велел. Всё началось с того, что в 4-ом классе маленький Володя прочитал «Занимательную минералогию» Ферсмана и решил, что обязательно будет геологом. Сейчас он даже удивляется: как это его судьба не отвела от дела всей его жизни. Когда компания одноклассников отправилась сдавать вступительные экзамены в авиационное училище, он опоздал на поезд - проспал. Перед поступлением в высшее военно-морское училище в Ленинграде он нечаянно схватил грипп и, как результат - не прошёл мед. комиссию: сердце билось так, что выпрыгивало из груди. Зато сразу же поступил на геофизический факультет Московского геологоразведочного института, а по окончании вуза отправился в Тюменскую Губернию - его однокурсник в ходе распределения уступил ему это право, сказал: «Пусть Володя едет, раз ему так хочется».
Так Владимир Глух и попал в Сибирь - сначала на Ямал, а потом в Ханты-Мансийск. Первое, что впе-чатлило на Севере, это Обь. Когда юный москвич высадился в каком-то йогом забытом месте на Ямале, сошёл с палубы наречной вокзал и оглянулся - а было как раз половодье - то невольно проговорил в голос: «Господи, да это же - море! Как в Крыму! Тут-то оно откуда?»
- Наша партия была одна из первых, - вспоминает Владимир Григорьевич, - Мне удалось поработать на реках Таз и Ур. Лето, солнце все время светит. Я помню потрясающе идиллическую картину: широкая река, гладкая, без всяких завихрений и солнце над ней полыхает — ну, прямо пространство, залитое светом! Мы плывем по реке на катере.
Тогда мы взрывали в воде. Вот, представьте: вздымается столб воды вверх на 100-150 метров. Когда, бывает, рыбина в это место попадает, она летит вместе с фонтаном, переворачивается в полёте — зрелище эффектное! Потом кругом не вода, а рыба. Мы были разборчивыми - собирали только муксуна, нельму и щёкура.
Может, это странно, но тогда никто особенно не осознавал, что этого делать нельзя. Надо было на берегу бурить, да и специальная техника у нас была, но мы совершенно нагло нарушали методологию. Тогда было совсем другое время - стране нужна была нефть.
Нефть нужна была стране в конце 60-ых - начале 70-ых.

Два весёлых гуся
Рассказчик Владимир Глух мастерский. Аховых ситуаций в молодости было не счесть. Помнит, как «его мужики» - рабочие партии, где он был начальником отряда - в Тарко-Сале никак не могли прийти в себя от огромного количества браги (настойка на конфетках-подушечках, которые слежались на таркосаленском складе в сплошной ком, как раз пошла «в дело»). А работу ведь никто не отменял! Он погрузил «тела» на катер, выгнал его на середину реки и ждал, когда товарищи протрезвеют. Несмотря на то, что пьяный, как и все капитал, вёл катер по зигзагообразной траектории, не на одну мель тогда, слава Богу, не наскочили.
Геофизики - народ настроенный романтически. По вечерам после работы Владимир Глух вместе с коллегой по партии (геологической, конечно) брали в руки гитары и пели под собственный аккомпанемент. В тишине по реке скользили звуки, извлекаемые из струн, да разносились мужские голоса... Импровизированный дуэт было слышно за версту. Начинались эти концерты с песенки «Жили у бабуси два весёлых гуся». Так их и прозвали. Когда наступал вечер, просили поиграть: «Ну, два гуся, давайте...».
Владимир Григорьевич не приемлет новомодного пофигистского отношения к жизни. Считает, что выражение «Это-твоя проблема», которую, по мысли Карнеги, нужно написать на американском флаге, Россию не доведёт до добра.
Раньше жили так. Привезут ночью в посёлок горючее. Из цистерны ею надо было перекачать в ёмкость на базе. Начальник всех будил, как по тревоге. Сейчас это кажется удивительным, но никто даже и не думал возражать! Шли, да работали. «Мы своё всеобщее российское разгильдяйство раньше хотя бы покрывали всеобщим же энтузиазмом. А что делать теперь? Ведь в нашем деле без энтузиазма нельзя», - вздыхает Владимир Григорьевич.

Разведчик разведчику рознь
В своей профессии Владимир Глух прошёл все стадии работы. Один раз даже чуть было не переквалифицировался из геологоразведчиков в разведчики комитета госбезопасности.
В 1972 -ом году Владимира Глуха отправили работать на Кубу. Для местного КГБ всё это не осталось незамеченным. Накануне отъезда на «Остров свободы» Владимира Григорьевича неоднократно пытались завербовать в сексоты (в ряды секретных сотрудников КГБ).
Всё было как в романе про шпионов. Без пяти минут трудящийся дружественной социалистической страны поначалу не мог взять в толк, почему его старший инженер куда-то пропадает из кабинета на неопределённое время. Каждый раз после того, как его сотрудницу экстренно вызывал начальник и в кабинете он оставался в одиночестве, распахивалась дверь и перед Глухом появлялся человек в сером костюме неприметной наружности. Он начинал издалека: «Сейчас тяжёлое международное положение... Наш враг не дремлет... Куба в опасной близости от США...»
- Хорошо, вовремя догадался, о чём это он, собственно», - смеётся Владимир Григорьевич.
По какой-то причине «человек из комитета» ни разу так и не предложил открытым текстом работать на КГБ. То ли потому что Владимир Глух так и не дал повода усомнится в степени его благонадёжности, то ли потому что геофизик ловко уворачивался от уговоров... «Года, этак, через три после возвращения с Кубы мы случайно встретились с тем представителем госбезопасности. В его взгляде читалось удивление. Он будто бы спрашивал:
«Как это тебе тогда удалось от меня уйти?», - добавляет Глух.
Уже на Кубе у Владимира Григорьевича появился приятель. Всё делали вместе, последнюю краюху хлеба делили пополам. Работали, ходили на рыбалку. Только несколько лет спустя он узнал - тот его друг о каждом его шаге и слове докладывал куда надо...
На Кубе Владимир Григорьевич за два месяца освоил испанский, стал бесценным переводчиком, знающим не только язык, но и некоторые связанные с геофизикой тонкости и терминологию и даже был оставлен но просьбе кубинцев на второй срок пребывания.
По возвращении домой он больше всего тосковал по разговорному испанскому - так хотелось с кем-нибудь поговорить на языке! Вот, что Владимир Глух рассказывает о проявлении этой своеобразной ностальгии:
- Один раз в Москве услышал в лодой испанской парочки. Вслушался - всё понимаю. Более того — наслаждаюсь! А потом спохватился:
«Боже, они ведь думают, что их никто не подслушивает!» Даже покраснел от смущения и отошёл.

Вот она какая эволюция
В свои 66 лет Владимир Глух чувствует себя живой историей. Трид-цагь пять лет назад техническое оснащение оставляло желать лучшего. Сначала подсчёты велись дедовским методом - кидали костяшки на счётах, затем они эволюционировали в арифмометр «Феликс», а потом появился вычислительный комбайн -тяжеленный, весом в пять кило! Благодаря тому; что у него были кнопки, процесс счёта ускорился.
Сколько километров накатал Владимир Григорьевич, будучи счастливым обладателем чудо-машины «ВК-1 » - трудно сосчитать. А кода он - то ли верил, то ли мечтал, - что в будущем у каждого будет какая-нибудь собственная мощная вычислительная машина- над ним все только потешались. АН, нет - всё-таки наступил наш компьютерный век. Теперь каждый день Владимир Григорьевич начинает работу с того, что открывает свой портативный ноутбук.

И о медведях, конечно...
Владимир Глух - человек энциклопедических знаний. Но, несмотря на всю свою просвещённость, лепту в укрепление мифа, будто в Сибирских городах по улицам медведи ходят, внёс. Приехал как-то один из известных академиков в Ханты-Мансийск. Гуляли по городу. И вдруг увидели, как по улице Лермонтова идёт мужик и ведёт на цепи живого медведя.
«Вот, - сказал экскурсовод Владимир Глух, - сейчас Вы видите типичную для Ханты-Мансийска картину».
- И что Вы думаете? - восклицал Владимир Григорьевич, - он мне поверил!
В тот раз - признался Владимир Глух - он видел медведя в городе в первый и последний раз в жизни.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку