Тринадцатый начальник

01.05.2004 00:00
При ближайшем рассмотрении обнаружилось, что это гигантский ключ на специальной подставке. Замок для него тоже должен быть соответствующим, размером этак с письменный стол руководителя современного предприятия.

А уж на какой двери какого учреждения должен висеть этот механизм... Не иначе, что-то монументальное, охранительное...

— Ключ от нового здания окружного УВД... — безмятежно объясняет Букаринов. — Мы его еще двенадцатого апреля закончили строить. Теперь ожидаем министра, чтобы открыть объект...
Представляю себе министра, орудующего этим ключом, и становится весело. Нет, министр сам не будет его крутить, наверное, сопровождающих заставит...

В глазах Букаринова светится веселое понимание ситуации — да, мол, как-то не очень рационально, но что поделаешь, традиция такая...

Любимые “дети” управления

Последнее дитя самое любимое... Нет, не так... Требует больше всего забот, поэтому и мыслей о нем много. Здание УВД — последний из объектов, который сдавало Ханты-Мансийское строительное управление. Поэтому Андрей Геннадьевич еще переживает события этой стройки — как спорили с архитекторами, как что-то приходилось переделывать, как задерживали финансирование, работали в долг аж до сорока миллионов. Впрочем, как выяснилось, все это мелочи жизни, из которых, она, жизнь, впрочем, и состоит...

Несмотря на все эти, выражаясь современно, заморочки, работать было спокойно, наверное, не в последнюю очередь из-за того, что с заказчиком говорили на общем языке, понимали сложности друг друга.

Вот и когда строили детский дом в окружном центре — такая же была обстановка. Так получилось, старт стройки этого объекта и гостиницы "На семи холмах" совпали. Только там толкались локтями десятка три строительных организаций, а на здании детдома старались только ХМСУ и два субподрядчика. Дом для ребятишек построили раньше. Правда, и здесь повезло — заказчика представлял Валерий Иванович Стеннер, знающий возможности строителей, четко и поэтапно ставивший задачи буквально на каждый день.

Как-то не очень везло управлению на строительстве КНС. Нет, заказчики здесь ни при чем, северная природа шутила. Или обижалась — непонятно. Работали на берегу Иртыша в мае-июне, во время подъема воды. Как положено, поставили шпунт — серьезное такое сооружение из особо высокопрочного металла, применяется при строительстве причалов. Лопнуло это высокопрочное. Потом подсчитали — оказалось — поднимающаяся вода давила на сооружение с силой 120 тонн на квадратный метр. Стихия — что с нее возьмешь...

Таких историй у Букаринова — мешок с каждого объекта. Накопилось за двадцать лет.

Карьера Андрея Букаринова

А начинал он свою карьеру в управлении в студенческом стройотряде при возведении гостиницы "Мисне". По тем временам это было несколько необычного типа здание — что-то в карпатском стиле — новация в строительстве того времени. Тогда больше строили стандартные брусковые двухэтажки, которых и сегодня полно и в окружном центре, и в других городах округа.

Наверное, необычность этого здания... Да не надо здесь высоких слов. Наверное, Букаринову здесь понравилось, иначе бы работать в управлении не стал. Все равно судьба его была предопределена: местом рождения — в Ханты-Мансийске, выбором места учебы — в Тюменском инженерно-строительном институте. А карьерные соображения, по-моему, его мало волновали.

На Севере того времени продвижение по служебной лестнице происходило чисто по утилитарным принципам: голова у парня соображает — давайте ему еще подкинем обязанностей. Справлялся — еще подкидывали.

Так и вырос до генерального директора управления. Вот здесь надо ставить не точку, а запятую. Потому что работая главным инженером, Букаринов пытался увильнуть от предопределенной ему судьбы и перейти на службу в "Обьгаз" — была такая престижная организация в Ханты-Мансийске, тогда ее возглавлял нынешний мэр Валерий Михайлович Судейкин.

И вот, когда Андрей Геннадьевич написал заявление об уходе в третий раз, тогдашний начальник управления, Василий Иванович Шевченко, демонстративно порвал зачаток его намерений и сказал, что скоро уедет на родину, а ему, Букаринову, надо оставаться во главе ХМСУ...
Всех своих эмоций в первый день работы Букаринов не запомнил, кроме одной — надо искать фронт работ, чтобы людям было чем прокормиться.

Новые времена пришли и на Север

Времена наступили новые, рыночные, не подсуетишься вовремя — на полку зубы положат, кроме тебя, ещё две сотни человек.
Впрочем, ХМСУ за все эти годы на пороге банкротства не стояло. Но тяжелые времена были. Тот же дефолт повесил на плечи управлению долг в тринадцать миллионов рублей. Только в прошлом году и удалось его полностью погасить.

Это была та ещё забота. Долг этот и реструктурировали, и что-то простили, но и самим приходилось крутиться. А больше всех директору.
Кстати, должность у него уникальная — выборная, это своего рода реликт безбрежной демократии первых времен перестройки.

— Наша фирма — большой колхоз, — посмеивается по этому поводу Букаринов.
Дело в том, что Ханты-Мансийское строительное управление — акционерное предприятие. Но контрольного пакета акций ни у кого нет — ценные бумаги в руках работников предприятия.
Дивидендов от этих акций тоже никто не получает. Ещё на первом собрании, где его выбирали директором, тринадцатым по счёту руководителем управления, Андрей Геннадьевич предложил высокому собранию, чтобы все эти доходы направлялись на закупку новой техники и модернизацию оборудования. Может, кто и поворчал, но согласие коллектива директор получил.

В общем-то, через пару лет строители убедились, что начальник был прав. Новые современные объекты требовали и новых технологий, значит, и нового оборудования.
В связи с этим Букаринов смотрит на приезжих строителей с нескрываемым скепсисом, критически оценивая их новизну строительной индустрии и качество строительства, сделав исключение только для финнов, строивших Центр искусств:

— Турецкие фирмы строят быстро, но... Здание окружной больницы сколько времени пришлось доделывать? А фасад мединститута на улице Рознина? Уже начался ремонт, хотя здание только что построено. Предлагали им возводить каркас здания управления "Северавтотранса" — отказались, сказали, что проект надо упростить или поменять. Мы справились с ним за полгода — да еще в зимние месяцы. Правильно, там же бетонное литье сложное...

За двадцать шесть лет ХМСУ построило около 100 объектов, во многом определяющих архитектурное лицо окружного центра — жилые дома, представительство ЮКОСа, КСК "Дружба", теперь вот здание УВД и много чего еще другого.
Кстати, теперь уже двадцать семь — первого мая нынешнего года столько лет исполняется Ханты-Мансийскому строительному управлению.

С праздником, северяне!

Источник: "Новости Югры" - Виталий Копнов

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку