Российскую армию ждут новые реформы

23.07.2004 00:00
На этой неделе российские СМИ сообщили о том, что бывший начальник Генштаба Анатолий Квашнин может получить назначение в Брюссель, где будет представлять интересы России в НАТО. Впрочем, по информации RBC daily, судьба г-на Квашнина еще не решена. По словам собеседников RBC daily, бывший начальник Генштаба может заняться координацией военных вопросов между странами СНГ. Между тем российской армии перестановки в Генштабе едва ли принесут какие-либо перемены. По мнению экспертов, смещение Квашнина было продиктовано как раз желанием устранить «фактор Генштаба» в реформировании Вооруженных сил, и теперь все решения будут приниматься в Минобороны. Эксперты полагают, что в ближайшие два года армии предстоит более или менее «спокойная жизнь» без серьезных потрясений. Однако после того как станут ясны последствия введения «частично контрактной» системы комплектования, Вооруженные силы могут ждать новые болезненные перестановки. Хотя СМИ говорили о назначении Квашнина в Брюссель (со ссылкой на анонимные кремлевские источники) практически как о свершившемся факте, похоже, судьба бывшего руководителя Генштаба пока остается под вопросом. По информации руководителя центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа (ИПВА) Анатолия Цыганка, Квашнин может получить совсем иное назначение. «Предположительно, Квашнину могут предложить должность советника президента по согласованию деятельности министерств обороны СНГ, – сказал г-н Цыганок в интервью RBC daily. – Там очень много проблем». Эксперт ИПВА отмечает, что основные вопросы связаны с деятельностью российских баз на территории сопредельных стран, отношения с которыми не всегда складываются гладко. Так, российские базы до сих пор функционируют на Украине, в Приднестровье, Казахстане, Киргизии, Грузии и Азербайджане. Кроме того, Россия имеет единые группировки ПВО с Белоруссией и Арменией. Впрочем, как бы ни сложилась судьба Анатолия Квашнина, основные мотивы его отставки очевидны. «Генштаб превращается в нормальный Генштаб, а не второе Министерство обороны, как при Квашнине», – сказал RBC daily эксперт «ПИР-центра» Дмитрий Евстафьев. С ним соглашается и Анатолий Цыганок. По его мнению, Квашнину удавалось так долго занимать пост начальника Генштаба лишь благодаря своим «старым заслугам» перед Кремлем. «Квашнин взял на себя ответственность за итоги первой и второй войны в Чечне, – отмечает г-н Цыганок. – Если помните, тогда все полководцы отказались от этого «лестного» поручения правительства – взять ответственность на себя. Видимо, именно этот факт кремлевское руководство, имея очень хорошую память, долго помнило». Впрочем, пользуясь расположением Кремля, Анатолий Квашнин, по словам экспертов, прославился своими аппаратными интригами, ради которых в армии порой производились масштабные перемены. «Для того чтобы освободиться от своего конкурента – командующего РВСН генерал-полковника Владимира Яковлева, – Квашнин настоял на усечении главкомата РВСН. В связи с этим Яковлева отправили в почетную отставку и назначили руководителем штаба СНГ, где он до сих пор прозябает, – говорит Анатолий Цыганок. – Другой пример – командующий воздушно-десантными войсками генерал Георгий Шпак. Чтобы как-то принизить деятельность Шпака, к ВДВ применялись меры по сокращению численности воздушно-десантных дивизий и бригад, что в конце концов вынудило Шпака уйти в отставку». Эти интриги, по общему мнению, всерьез раздражали не только офицерский корпус, но и Кремль. Однако последней каплей, видимо, стала «холодная война» Квашнина с министром обороны Сергеем Ивановым – креатурой Владимира Путина. «К сожалению, Квашнину удалось именно из-за аппаратных игр снять с должности предыдущего министра обороны, и примерно так же он вел игру против нынешнего министра, – отмечает Анатолий Цыганок. – И в Кремле четко понимали, что игнорирование некоторых распоряжений министра обороны в некоторых крупных штабах и главкоматах – это негласная поддержка начальника Генерального штаба в его аппаратной борьбе с министром обороны». В отличие от своего предшественника, нынешний начальник Генштаба Юрий Балуевский, как говорят в армейских кругах, состоит в хороших отношениях с Сергеем Ивановым. Более того, говорят, что Иванов лично настаивал на нынешнем назначении Балуевского. Поэтому можно предположить, что теперь взгляды Минобороны и Генштаба на будущие преобразования в армии будут совпадать. Впрочем, по мнению Дмитрия Евстафьева, после ухода Квашнина взгляды Генштаба не будут иметь ровным счетом никакого значения: все решения будут приниматься в Министерстве обороны. «Вообще, реформа у нас официально закончилась в октябре 2003 года: в настоящее время ведется модернизация Вооруженных сил. Но Генштаб не занимается и не будет заниматься модернизацией и реформированием армии, – говорит г-н Евстафьев. – Основной задачей Генштаба будет разработка планов возможного боевого применения Вооруженных сил. Поэтому если у Балуевского и есть какие-то взгляды на реформу, то это не имеет никакого значения». По мнению Дмитрия Евстафьева, приведение армии к единоначалию – полезный шаг. «В большинстве стран мира Генштаба практически нет в мирное время – все вопросы решает Минобороны, – говорит он. – А Минобороны, в свою очередь, практически нет в военное время – министерство ведает лишь второстепенными вопросами, а все бразды правления армией переходят к Генштабу». Что же касается идей Министерства обороны, то оно явно не настроено на серьезные перемены в ближайшем будущем. Анатолий Цыганок отмечает, что Генштабу следовало бы изменить собственную структуру, как и всю схему управления армией. По его мнению, самостоятельная иерархия для каждого рода войск на основе военных округов давно изжила себя, и ее необходимо сменить на принцип единых территориальных командований, которым подчиняются все рода войск. Кроме того, г-н Цыганок полагает, что разумно было бы вновь разделить объединенные при Квашнине ПВО и ВВС, а также РВСН и космические войска. Однако Дмитрий Евстафьев полагает, что все это маловероятно. «Система управления зависит в первую очередь от военной культуры в каждой стране. И для развитой военной культуры, каковой является наша, принцип территориальных командований нетипичен, – говорит он. – Да, нынешняя структура – не самая совершенная, и она будет меняться, но это дело не ближайшего будущего. Достаточно прочитать заявления министра обороны. Согласно этим заявлениям, в армии в ближайшее время не будет никаких новых потрясений. А смена структуры управления – это большое потрясение». Теоретически, отмечает Дмитрий Евстафьев, можно настоять и на «разведении» ПВО и ВВС, РВСН и космических войск сейчас. «Но это тоже потрясение. А сейчас у руководства есть настрой свести потрясения к минимуму, – полагает он. – Кроме того, впечатление такое, что единого сценария, понимания того, как нужно менять систему, сейчас нет. А объем сил и средств, которыми располагает Россия, сейчас таков, что армия может нормально функционировать и в существующей структуре – просто при условии поддержания дисциплины. И отставка Квашнина связана именно с повышением исполнительской дисциплины и концентрацией принятия всех решений в Министерстве обороны». Г-н Евстафьев полагает, что никаких серьезных преобразований не будет до того момента, когда завершится частичный перевод на контрактную основу, когда станет ясно, как функционируют укомплектованные по новому принципу части – в том числе смешанные. «А это означает, что у военных есть еще два – два с половиной года относительно спокойной жизни, – говорит Дмитрий Евстафьев. – Другое дело, что потом могут быть приняты жесткие, даже политически непопулярные меры». Источник: RBC dialy, отдел политики - Антон Попов, 23.07.2004

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку