С чемоданами по кремлевским кабинетам

20.12.2004 00:00
17 декабря - первый день после вступления в силу федерального закона о назначении губернаторов субъектов РФ. «УралПолит.Ru» промониторил ситуацию на предмет, как чувствуют себя руководители регионов. Ведь какой-либо определенности здесь нет — и масс-медиа, и эксперты разделились на два лагеря. Одни говорят, что в руководстве субъектов РФ наблюдается явная паника и главы, взяв чемоданы, бегают по кабинетам Кремля, другие — что беспокойства нет, все сделают то, что им скажут на той же Старой площади. О том, что же все-таки происходит в командах шести губернаторов УрФО, мы спрашиваем у московских и региональных аналитиков. Напомним, что по новому закону кандидатуру главы субъекта утверждает региональное Законодательное собрание по представлению президента РФ. Президент вносит свои предложения по кандидатуре главы субъекта за 35 дней до истечения срока полномочий действующего губернатора. Законодательное собрание региона должно в течение 14 дней со дня внесения представления рассмотреть предложенную кандидатуру губернатора. Решение считается принятым, если за него проголосовало более половины установленного числа депутатов. Вступление в силу нового федерального закона сразу же повлекло массу пересудов. В частности, говорится о том, что у тех действующих глав, у которых в скором времени заканчивается срок полномочий, есть намерения пойти самим в добровольную отставку. У опрашиваемых «УралПолит.Ru» столичных и региональных экспертов мы поинтересовались: как сегодня ведут себя российские губернаторы в новой ситуации и как они поведут себя в будущем? Эдуард Абелинскас, директор Института стратегического анализа и социального проектирования: — Если говорить о главе Ямала Юрии Неелове и губернаторе Югры Александре Филипенко у которых вскоре заканчиваются сроки полномочий, то я бы не называл настроения в их командах паникой, хотя обеспокоенность там, конечно же, есть. Дело в том, что там стратегия (контакты в федеральном центре, налаживание отношений с местными элитами, региональными политическими объединениями и пр.) отстраивалась под выборы, которые намечались на весну 2005 года. Естественно, что после предложений президента и их проведения в жизнь пришлось все менять. У кого-то получилось хуже, у кого-то лучше. Опытные политики смогли привести собственную мотивацию для федеральной власти, то есть доводы за то, почему их нужно оставить у власти в регионах. Но в целом можно говорить о том, что на данном периоде новшества Кремля негативно сказались на работе аппаратов и администраций этих регионов. Что касается Неелова, то, по моей информации, в значительной степени по его кандидатуре решение уже принято, хотя, конечно, форс-мажоры в нашей стране не исключены. Но, тем не менее, о Неелове можно говорить — в среднесрочной перспективе он будет переназначен президентом на новый срок. У Филипенко более сложная ситуация, хотя позиции тоже неплохие. Там вопрос находится в стадии решения. Вполне возможно, что здесь разница в регионообразующих компаниях. Неелов достаточно прозрачен и имел дело с добывающими газовыми структурами, в основном с лояльными государству, такими, как «Газпром», который для администрации президента РФ является понятным и близким. Здесь видны все плюсы и минусы работы Неелова с монополией. У Филипенко объективно была ситуация посложнее. В Югре работали мощные хозяйствующие субъекты, добывающие нефтяные компании, и губернатору приходилось в свое время идти в отношениях с ними на компромиссы. Но в нынешней ситуации эти компромиссы не приветствуются в Кремле: ситуация с ЮКОСом и даже с ЛУКОЙЛом. Поэтому однозначное мнение о Филипенко составить сложно. Есть еще и личные особенности. Кроме того, те встречи, которые проходили в последнее время у президента РФ с Нееловым и с Филипенко, они имели разную тональность. Что касается тюменского губернатора Сергея Собянина, то, во-первых, у него есть определенный временной отрезок, во-вторых, у него есть серьезная поддержка чиновников из администрации президента РФ. Но есть и минусы: у него не получилось кавалеристским наскоком подмять округа. Хотя, по большому счету, ситуация для него далеко не безнадежная: ему удалось решить вопрос с федеральными поправками по разграничению полномочий. А это какой-никакой, но все же положительный опыт. С другой стороны, стереотипы о том, что Собянин является человеком президента и пр. вряд ли состоятельны, и в Тюменской области ведется серьезная работа по мониторингу ситуации с переназначением и отслеживанию вопроса в целом. По большому счету, я всегда подчеркивал, что объективно «тюменская тройка» является для Кремля сегодня наиболее оптимальной. Они понятны Москве, они прошли и период конфронтации между собой, и ситуацию партнерства. Это объективная сторона дела. Субъективно, в администрации президента РФ есть определенные группы и люди, которые могут иметь свой взгляд на эти вещи. В целом ситуация в Тюменской области показательна и характерна для большинства регионов страны. Все живут сиюминутными интересами, и в том числе и финансовыми. Что касается других субъектов УрФО. С губернатором Курганской области Олегом Богомоловым все понятно — результат выборов предсказуем — там 70-80% за то, что он останется и его в это воскресенье переизберут. Я не знаю, что нужно сделать, каких ошибок можно наделать, чтобы результат был иным. Сложнее ситуация у челябинского главы Петра Сумина. Насколько я знаю, против него сегодня ведутся серьезные контрработы. Фигуранты этой деятельности известны, не хотелось бы лишний раз о них говорить. Кроме того, у Сумина большие проблемы со здоровьем, это большой минус. Этот фактор не в его пользу, как и некоторые другие политические позиции. С главой Свердловской области Эдуардом Росселем, как всегда, все не просто. У Росселя простых времен с федеральным центром не было никогда, но на то он и «политический зубр», чтобы любые, лежащие на поверхности, конфликтные ситуации разрешать все-таки в свою пользу. Но тут еще играет роль возраст. Думаю, что какое-то время ему дадут поработать. Вообще, если говорить о действующих губернаторах и о тех, которых будут назначать, я не думаю, что им будут обещать достаточно длительные сроки полномочий. Полтора, два года, с одной стороны, это будет этакий тестовый период, с другой — есть политика президента РФ, которая показывает, что в назначениях не играет большой роли компетентность кандидатур, играет большую роль их личная преданность Путину и людям из его окружения, лоббирующим то или иное назначение. Так что говорить о длительных назначениях действующих глав не приходится. Речь при этом может идти даже не о 2007 годе. Их сменят, вероятно, раньше. Александр Безделов, директор Института региональной стратегии: — По общей тенденции, я считаю, что не главы регионов будут уходить в отставку, чтобы выслужиться, а администрация президента РФ будет «уговаривать» уйти их в отставку, не потому что у многих закончатся скоро сроки полномочий, а потому что многие из них уйдут нескоро, а у представителей Кремля не хватит терпения ждать. Федеральным структурам нужно спешить, чтобы быстрее включить рычаги реформы. У главы Тюменской области Сергея Собянина остался год, срок не такой маленький. С другой стороны, он чувствует себя очень уверенно. Для него целесообразней подать в отставку уже сейчас, чтобы не ждать, что через год какие-либо инорегиональные лоббисты будут добиваться его ухода с должности. Ведь Тюменская область остается одним из самых привлекательных регионов, в том числе и для москвичей. Как бы там ни было, но лет через пять область интегрируется с северными округами. В конце концов будет общий бюджет и большой и богатый регион. Я думаю, что подаст Собянин в отставку или нет, он останется в своей должности. Считаю, что он готов это сделать, но источников, которые говорят «за» или «против» этого шага, пока нет. По Юрию Неелову все понятно: зачем подавать в отставку, если у него в марте будущего года истекает срок полномочий. Неелова уже будут утверждать по новому законодательству. Он достаточно активен, и в Москве, в том числе. Он уверен в своих силах. По Александру Филипенко ситуация такая же. Он демонстрирует полную уверенность в своих силах и подавать в отставку не намерен. В целом, раньше из двух глав северных автономий никто не подаст в добровольную отставку. У них будет еще дополнительная возможность по закреплению своих позиций, время им пойдет только на пользу. Виталий Иванов, обозреватель газеты «Ведомости»: — Не сказал бы, что ситуация такая уж прям паникерная. К примеру, только сегодня глава Архангельской области Николай Киселев, уж какой бы слабый ни был губернатор, заявил о том, что не собирается уходить в отставку. Я думаю, что окончательного решения не знает никто, известно, что федеральный центр создает некую базу данных, так называемый кадровый резерв. Я думаю, что единого решения по губернаторам в Кремле нет. Многое может быть отдано на откуп самим губернаторам. Наверное, многие из них могли бы пойти на этот шаг, в добровольную отставку, но нет пилотной серии. Нужно обкатать этот процесс, но на ком, это другой вопрос. У меня пока такой информации нет. В целом, у Кремля не так много кадров. Я не удивлюсь, если фамилии всех глав останутся прежними. Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы: — Насколько я знаю, первым готов добровольно сложить с себя полномочия тюменский губернатор Сергей Собянин. Я считаю, что вероятность его назначения на пост главы равна 100%. Во-первых, он губернаторствует всего первый срок, во-вторых, у него хорошие личные отношения с президентом Путиным, в-третьих, у Собянина хорошие отношения с местными элитами. Это будет такой первый пионер-назначенец. Что касается паники в губернаторском корпусе… Я с этим не согласен. Большинство глав спокойно относится к президентским новациям. Более того, свежеизбранные губернаторы, не хочу называть фамилии, сами говорят, что среди первых пойдут на переназначение. Один из них, тот, с которым я общался буквально накануне, заявил мне, что, несмотря на то, что у него еще в запасе несколько лет полномочий, он все равно сложит с себя добровольно полномочия. Мотивация — проведение ряда непопулярных законов, в том числе, монетизация льгот. «Я буду вынужден пойти на непопулярные решения, для этого мне нужна поддержка президента», — сказал мне он. Поэтому, если главы регионов будут уверены в том, что они будут переназначены, они пойдут на это, и чем быстрее, тем лучше. Что касается других глав субъектов УрФО. Ямальский губернатор Неелов и его югорский коллега — Филипенко. У них, несмотря на возможный третий срок, есть возможность переназначиться. Филипенко в последнее время зарекомендовал себя как человек очень лояльный к федеральному центру. В «деле ЮКОСа» он также выглядел как дальновидный политик: это и добровольные перечисления из бюджета ХМАО средств ЮКОСа в федеральный бюджет, и многое другое. У Неелова меньше шансов, чем у Филипенко, но его позиции также можно назвать устойчивыми. У Юрия Васильевича более трудные отношения с местными элитами. Кроме того, на Ямале есть много желающих занять его пост. Таким образом, по Тюменской области можно сказать, что больше всего шансов у Собянина, на втором месте — Филипенко, на третьем, с большим отставанием, Неелов. Теперь о других субъектах УрФО. Наиболее непонятная ситуация в Челябинской области. У губернатора Петра Сумина шансы на переизбрание сохраняются. Но для него есть негативные сигналы, в том числе, непопадание в высшие структуры «Единой России». Совет Петру Михайловичу — подождать и улучшить свои позиции на уровне федеральных властей, если он хочет остаться у власти. Хотя про него нельзя сказать, что он так сильно держится за свое кресло: возраст, ряд других факторов… Здесь возникает вопрос преемника, но бесспорных кандидатур на Южном Урале нет. Известно, что занять кресло Сумина очень хочет его первый зам Косилов, но это не значит, что самого Косилова хотят видеть в Москве. Проблемная ситуация будет и у Эдуарда Росселя: на Среднем Урале очень высокая конкурентная среда, плюс возраст и длительный срок пребывания на посту губернатора. Дмитрий Огульчанский, эксперт: — Во-первых, я не склонен думать, что все главы РФ являются заложниками старых сроков избирательных кампаний. Основная задача Кремля сегодня — это классификация губернаторов по двум характеристикам: эффективный и действенный глава или бездельник, который может вообще не проживать на территории РФ. Второе, что больше применительно к Уральскому федеральному округу. В течение этого года, хотя эта схема была разработана года три назад, особенно активно проходило укрепление федеральных органов власти и укрепление их контроля за ресурсными территориями или, если угодно, валютоемкими регионами, богатыми нефтью, газом, металлами. После заключения представителями Кремля серии договоренностей с руководством ключевых, крупнейших российских сырьевых компаний, было бы нелогично думать, что федеральная власть не установит контроль над регионами, где находятся ресурсные базы этих компаний. Но к этой политике Кремля не вяжется тезис: оправдывает или не оправдывает действующий глава надежды федералов. Поэтому здесь можно предположить, что места прежних губернаторов стратегических регионов будут заняты назначенцами из Питера и Москвы. И Юрий Васильевич Неелов, и Александр Васильевич Филипенко, и Сергей Семенович Собянин являются эффективными руководителями, в возглавляемых ими регионах все хорошо в социальной политике, есть бюджет и деньги для развития этих территорий. Но те люди из Кремля, которые затеяли ситуацию с ЮКОСом, и истории «из той же оперы»… Вопрос сегодня в том, будут ли их устраивать кандидатуры ныне действующих губернаторов? Что могут предпринять главы пяти регионов УрФО, то есть регионов, имеющих принципиальную важность для страны? Я думаю, они либо смогут спокойно в течение полугода переназначиться на следующий срок, то есть они будут выслушаны в Кремле и там их доводы будут приняты, либо на их места придут люди из Петербурга и Москвы. В любом случае, в основе этих решений будут стоять экономические интересы, а не политика. Владимир Римский, эксперт Регионального общественного фонда «ИНДЕМ»: — Каждый губернатор поведет себя по-разному. Это связано с тем, что те отношения, которые устраиваются между главами регионов и администрацией президента РФ, — это такие непубличные договоренности, они никому не известны. С точки зрения публичной политики, будь то выборы или назначения президента РФ, а в данном случае это больше отстаивание интересов некоторых группировок в Кремле, все останется так же не публично. Только теперь эти процессы будут еще менее открыты. Теперь у глав регионов будет такой выбор: одни включатся в вертикаль Путина, вторые захотят быть самостоятельными. Но последних будет немного. Хотя со временем они должны появиться. В конце февраля, начале марта следующего года в отношениях Кремля и губернаторского корпуса может начаться некий кризис. То есть, когда зима пойдет на убыль и главы субъектов РФ на некоторое время отложат заботы о тепле, проблемах ЖКХ, электроэнергии в регионах и пр., они займутся решением своих проблем. Тогда можно будет наблюдать некий сдвиг во всей реформе. Но я не согласен, что сегодня среди глав регионов страны есть какая-то паника. То, что они ходят сегодня по Москве, это верно, но это не показатель паники. Что ж им остается еще делать. Потому что большую роль сегодня играет личное доверие к ним президента и доверие кремлевских элит. Это реальный, обычный процесс. В целом, эта система будет походить на ту, которая была в 1991-1993 годах, когда Ельцин своими указами назначал конкретных губернаторов. Кстати, он быстро от этой практики отказался. При решении проблемы с полномочиями федеральных и региональных структур, бюджетных вопросов и многих других важных вопросов страна отодвигается назад и уходит от выборов. Я надеюсь, что когда-нибудь мы вернемся к демократической системе, то есть системе выборов. Алексей Титков, эксперт Московского Карнеги Центра: — Я сомневаюсь, чтобы кто-то сейчас из губернаторов совершенно добровольно пошел в отставку, потому что это не та должность, с которой уходят добровольно, если конечно влиятельные люди из Кремля не позвонят и не приведут убедительные доводы для ухода с поста главы субъекта РФ. В целом о настроении говорить трудно, так как опыта назначений еще нет как такового. Скорее всего, после назначения первого десятка, губернаторы будут смотреть на ситуацию более оптимистично. Вероятно, самими назначениями будет заниматься непосредственно президент, и он будет брать на себя ответственность по смене власти в регионе: ведь грядет много непопулярных решений, в том числе и закон о монетизации льгот и пр. Поэтому ответственность за эти нововведения на себя мало кто из действующих глав возьмет. Скорее всего, в ближайшем году смен кандидатур действующих губернаторов будет меньше, чем их могло бы произойти в случае сохранения системы прямых выборов. Что же касается конкретных регионов, то здесь большую роль будет играть то, насколько тот или иной регион капиталоемкий и какую позицию он занимает в рейтинге стратегических регионов страны. Для таких субъектов, как Курганской область, президентские поправки вряд ли будут иметь большие последствия. Во-первых, здесь система назначений будет задействована еще не скоро, так как выборы губернатора региона области предстоит совсем скоро пережить, во-вторых — это не тот регион, в котором федеральной власти нужно радикально менять ситуацию. Если в Кремле видят, что сильной потребности в замене руководителя нет, то и предпринимать что-либо там не будут. В Свердловской области, к примеру, ситуация будет более сложной, здесь будет проходить настоящая серьезная избирательная кампания, которая будет вестись не среди избирателей, а — в Кремле, на Старой площади, в кабинетах полпредств, если они будут участвовать в этих процессах. В целом ресурсы будут задействованы очень серьезные, не меньше, чем на прямых выборах. Таким образом, ситуация такова: большинство губернаторов останется на своем месте, за исключением регионов с критической ситуацией. Источник: uralpolit.ru - Виталий Сотник

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку