Чтобы помочь человеку, пишите в "Фонтан"

28.06.2006 00:00

У него не простая судьба и "Фонтан" чем мог пытался ему помочь - это было в прошлом году. Как живёт Борис Зуйков сегодня не известно, говорят - он уехал. Мы хотим немного рассказать о наших встречах с писателем и его "братией" в 2005-м году...

В номере «Фонтана» за 28 января 2005-го  был опубликован материал «В Ханты-Мансийске пропадает писатель». Через несколько дней в редакцию позвонил председатель окружной писательской организации Н. И. Коняев и пригласил автора статьи на серьёзный разговор. Литераторы собирались для того, что бы ещё раз подумать - что ещё можно сделать для спасения своего коллеги Бориса Зуйкова.

Из предыдущей статьи:

«Борис рассказывал мне о своих жизненных коллизиях, через которые проходят все люди с подобной судьбой – пьянка, потеря семьи, дома, работы и т.д. На мой вопрос: а как же коллеги писатели, неужели они не помогут тебе, если ты придёшь к ним, Борис не ответил, а лишь махнул рукой».

В кабинете у Коняева в Доме писателей собрались известные деятели Андрей Тарханов, Павел Черкашин, и другие. Борис Юрьевич пришёл «на совещание»  с гладко причёсанной бородой. Разговор начал председатель, он рассказал то, что не было известно корреспонденту «Фонтана».

Оказывается практически все, кто знают Бориса, неоднократно чем могли, помогали ему. На лицах коллег Зуйкова читалась усталость, и было видно, что почти все варианты были исчерпаны. Николай Коняев, заметно нервничая, говорил Борису  о том, что главная его задача в настоящий момент - «физически выжить», не говоря уже о писательском ремесле. 

 Эта встреча не была товарищеским судом, это была «последняя попытка» выдернуть писателя из ямы, в которую он сам себя вогнал. Особенно запомнился один момент этой встречи, когда Борис вдруг встал и сказал: «Я пришёл к Вам за помощью братья! Я устал и больше так не могу».  

Собравшиеся советовались – чем конкретно можно помочь Борису, чем дольше это происходило, тем более становилось понятно, что всё это уже бесполезно. Итог подвёл Николай Коняев «его надо лечить, и отправлять на Родину к родным». Действительно возможно родные места могли вылечить заблудшего человека. Произойдёт ли это - неизвестно, фраза Бориса Юрьевича «там я вообще сопьюсь» опять всё подвергала сомнению.

 Потом мы с Зуйковым спустились на первый этаж Дома писателей, и он вручил мне выпуск литературного альманаха «Эринтур», в котором был опубликован отрывок из так и не законченного романа «Дух Золотого камня», романа который и «подкосил» писателя.

 «Перед глазами стояли грязные, заплёванные перроны вокзалов разных городов, кепки, фуражки, ботинки и ботфорты, ларьки с тошнотворным запахом пережженного подсолнечного масла, чебуреки, пирожки, банки и бутылки, грязь подвалов, мерцающий свет засиженных мухами лампочек и тонкий фитилёк оплавленной свечи. Он долго бесцельно ходил по улицам города, пока случайно не подошёл к церкви… Все его мытарства сворачивались теперь перед глазами в тугую спираль, и она будто штопор, вывинчивала из темечка унижения,  перенесённые им дорогой»

 У каждого человека своя судьба, Н. И. Коняев рассказал, что в одном из населённых пунктов Югры из квартиры выгоняют писателя, в Сургуте «двое» тоже «болтаются» без дела. Проблем масса, и некоторые люди, интеллигентные и ранимые  просто ломаются.

Кому что известно о судьбе Бориса пишите в "Фонтан".


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку