Хозяин в городе — народ

16.12.2005 00:00

В дни празднования 75-летия Югры в собрались на «парад» города, себя показать, на других посмотреть, свои достижения продемонстрировать, опыт соседей перенять. Во главе парада, как водится, столица.

Как живется сегодня городу с четырехсотлетней историей, с какими результатами пришел он к славному юбилею, об этом говорили мы с мэром Ханты-Мансийска Валерием Судейкиным. Город особенный Готовясь к встрече с Валерием Михайловичем, поймала себя на мысли: какой темы ни коснись, преамбула одна: Ханты-Мансийск — город особенный. Здесь все уникально: и великолепный природный ландшафт — своеобразный подарок богов, и беспрецедентное процентное соотношение «белых воротничков» среди общего числа горожан, и ни на какую другую не похожая схема развития промышленности…

— Валерий Михайлович, сложно ли быть мэром такого города?

— Я никогда не был главой другого города, сравнивать не с чем. Что же касается сложностей, сложно все, что стараешься делать хорошо, а мне иначе и нельзя. Ханты-Мансийск — моя родина, здесь корни моих отца, дедов. Я взрослел и набирался ума-разума на этих улицах, старики помнят меня босоногим мальчишкой, а значит, и спрос теперь совсем иной, как со своего, не могу обмануть, подвести.

Кроме того, статус Ханты-Мансийска как столичного города, безусловно, повышает ответственность: по восприятию столицы гости судят и об округе в целом. Неделю назад принимал делегацию москвичей, приехавших к нам впервые. Ходили, удивлялись, восхищались. Когда я сказал, что в Югре все города красивые и благоустроенные, не поверили. А ведь в последнее время мы встречаем огромное число иностранцев, сегодня трудное слово Ханты-Мансийск во многих странах выговаривают уже без ошибок.

Имидж столицы — имидж округа. И какая появляется гордость, когда я вижу, как у работников коммунальных служб, которые никогда не отличались особой сознательностью, вдруг появляется ответственность и боль за свое дело. Стремление — не ударить в грязь лицом перед гостями соревнований или фестивалей. И пусть еще многое не так, ломаный, деревянный город, но уже меняется сознание: звание столичного города, жителя надо заслужить.

— Как правило, гости Ханты-Мансийска под впечатлением от дворцов и площадей считают город очень богатым, а горожан, всех без исключения, толстосумами. Каков реальный бюджетный статус города?

— Денег много не бывает. Что касается Ханты-Мансийска, мы только приблизились к средним российским стандартам обеспеченности. У нас по-прежнему не хватает детских садов, школ, жилья, спортивных сооружений. Мэр Москвы Лужков ломает голову, как снести панельные пятиэтажки. А мы думаем, где взять деньги, чтобы построить эти самые пятиэтажки и переселить в них людей из бараков.

Конечно, гостям бараки гнилые мы показывать не будем. Вот и получается, пока им блеск глаза слепит, нам надо нищету прибирать. Это нелегко. За пять лет новый город не построишь. Даже при великом желании. Я когда четыре года назад это место занял, был шокирован. Предполагал, что дел много будет, но что настолько много…

В провале было все, за что ни брался. Не было дорог, чистой воды, канализационных систем, детских садов, больниц, дети с учителями выходили с пикетами, потому что рушились деревянные школы. Практически умерла промышленность. За четыре года город изменился неузнаваемо. Ржавая вода (процент железа в ней в сорок раз превышал норму) стала чистой. Мы проложили около ста километров полиэтиленовых водопроводов.

Провели реконструкцию очистных сооружений. Прекратили сбрасывать отходы в Долину ручьев. В прошлом году ручьи впервые за много лет замерзли. Наконец-то решили вопрос строительства нового кладбища, который не давал нам покоя несколько лет. Провели реконструкцию водозабора.

Изменилась и жизнь в городе. Люди поверили в будущее. И знаете, какой здесь показатель для меня особенно важен? Старики, которые в конце восьмидесятых уезжали за яблоками и грушами на юга, стали возвращаться. Рождаемость превышает смертность в два раза. Сегодня она самая высокая в округе на тысячу проживающих. В 2001 году у нас родилось 437 малышей, уже в 2004-м — 1 036. В 2005-м ждем того же уровня.

— Безусловно, эти цифры радуют. Но жилищная проблема Ханты-Мансийска остается наиболее острой.

— Сегодня в муниципальном жилищном фонде более восьмисот тысяч квадратных метров жилья (это не только квартиры, но и индивидуальные дома) нуждается в сносе. При себестоимости одного квадратного метра, а сегодня по Ханты-Мансийску это 25—30 тысяч рублей, нам потребуются миллиарды рублей. Которых, конечно, нет. Но отчаиваться и посыпать голову пеплом преждевременно. Пусть не так быстро, как хотелось бы, но проблема решается.

В 2001 году в городе было введено в строй 32 тысячи кв. м жилья. В 2003-м — уже сто четырнадцать. В 2004-м — девяносто восемь. В 2005-м, думаю, столько же. Очень надеюсь, что помогут жилищные программы, принятые округом до 2015 году: «Ветхое жилье», «Жилье молодым», «Жилье аборигенам», а на будущий год заработает программа «Социальное жилье». Хочется верить, что окрепнет, станет более доступным ипотечное кредитование, увеличатся инвестиции в жилищное строительство всевозможных фондов.

Если все наши прогнозы оправдаются, то в течение пяти лет мы значительно уменьшим очередь на жилье. Сегодня многие замечают столичные контрасты: дворец — рядом барак, даже в центре. Чтобы такой барак снести, год судиться приходится: там в каждой квартире по сорок человек прописано. Поэтому, чтобы только центр города в соответствие привести с генпланом, еще года три потребуется.

— Сегодня такое время, когда многие категории населения не могут выжить самостоятельно, без поддержки государства. На ваш взгляд, кто в Ханты-Мансийске более других нуждается в помощи?

— Старики. Те старики, что на своих плечах вынесли все тяготы переселения, освоения Севера, войны 1941 года, ветераны тыла и труда. Так вышло, что по нашим законам они имеют меньше льгот, чем, к примеру, ветераны войн. В нашем городе эти бабульки, простоявшие всю жизнь по колено в воде, добывая стране рыбу, до сих пор живут в квартирах, которые получали в пятидесятые годы, без всяких удобств.

Первые очередники на улучшение жилья стоят в очереди с 1969 года, а мы сделать ничего не можем. Таков закон. Вот ввели в этом году ветеранский дом, оказалось, первый в России, переселили в него самых нуждающихся. Но, конечно, один такой дом проблему не решит. Вообще с тех пор, как я принял пост главы города, старики под нашей особой защитой.

Помню, к 2001 году развалились почти все ветеранские организации, и люди, отработавшие по 40—50 лет, оказались никому не нужны: ни слова доброго, ни открыточки к празднику, ни помощи. Только на рыбокомбинате таких было 400 человек. Мы все организации реанимировали, если предприятие было уже ликвидировано, объединили ветеранов со смежными организациями. Сегодня, смею заверить, у нас нет ни одного брошенного старика, мэрия оказывает помощь ко всем праздникам, уход и досуг организован.

— Валерий Михайлович, не раз в трудные времена приходилось слышать как Ханты-Мансийску — городу «белых воротничков» — предрекали гибель, потому что нет здесь ни нефти, ни крупных промышленных предприятий.

— А мы тем не менее живем и умирать не собираемся. Крупной промышленности действительно нет, но тем и интереснее. Отсутствие градообразующих предприятий дало мощный стимул для развития малого и среднего бизнеса. Сегодня восемьдесят процентов валового продукта города производят эти предприятия.

Уже три года подряд мы занимаем первое место в округе по развитию малого и среднего бизнеса. Многое за последние годы изменилось на Ханты-Мансий-ском рыбоконсервном комбинате. Совсем было умершее производство не просто возродилось. Сегодня за счет комбината мы создали рабочие места в восемнадцати населенных пунктах Ханты-Мансийского района.

В деревнях образованы рыбоучастки, налажен прием дикоросов. По договоренности с главой Кондинского района Виктором Редикульцевым образован рыбоучасток в Кондинском. Люди, которые десять лет не видели живых денег, жили по тетрадкам, получили работу. Идут переговоры о создании такого же участка в Талинке Октябрьского района. В результате в 2005 году улов рыбы ожидается в пять раз выше, чем в 2001-м, а выпуск рыбопродукции выше в 9,4 раза. Развитие предприятий малого и среднего бизнеса позволяет решить проблему трудоустройства.

Сегодня по Ханты-Мансийску работающих 32 тысячи человек, при численности жителей столицы 59 тысяч. Отнимите от этого числа десять тысяч неработающих пенсионеров, детей и студентов и получится, что почти все трудоспособные заняты делом. Кстати, вы спросили, как влияет на микроклимат города огромная армия чиновников (у нас только федеральных структур около пятидесяти). Работягам некогда заниматься словоблудием и интригами. Они заняты производством. Чиновники ищут недостатки и указывают на них. Хотя и с этой особенностью столицы мы научились жить.

О консолидации всех ветвей власти мы заговорили еще до президента Путина и сейчас на том стоим. Хватит завидовать друг другу и мелко пакостить, стоит заняться делом. Поднимать престиж города, округа, да и страны. Когда я участвую в заседаниях федерации IBU, где Ханты-Мансийск представляет не себя, Россию, а рядом представители федерации между собой разобраться не могут, очень хорошо начинаю понимать, сколько стоит ответственность мэра такого города.

— Центральные кварталы города задыхаются от автомашин во дворах. Будет ли достаточно автостоянок?

— Еще в 2001 году в центре города планировалось отвести три площадки под автопаркинги. Не получилось. Земля потребовалась под более важные объекты. Сегодня мы вновь отвели площадки. По ул. Энгельса, Мира, на гидронамыве, за Музеем нефти и газа вместо бараков, которые собираемся снести. Проблема в том, что не очень-то хотят предприниматели вкладывать деньги в такие объекты: затраты велики, а отдача когда еще будет. А личных автомобилей сегодня в городе 20 тысяч, по одному на трех жителей.

— В Ханты-Мансийске каждый год вводят по школе, а их все равно не хватает. Нет и детских садов, когда ситуация изменится?

— За четыре года мы сдали в эксплуатацию пять школ. Один детский комбинат построили, один отремонтировали. В 2006 году сдадим еще одну школу и школу-сад на гидронамыве. И сможем выйти на 1,7 смены в школе. Пусть это не эталон, но уже не три смены. В ближайшие пять лет в планах еще школа-сад на учхозе, реконструкция сада № 7, строительство сада по Коминтерна, на месте старой «Дюймовочки». Если все получится, то со школами вопрос будет решен до 2010 года. А вот детских садов при такой рождаемости, как сегодня, еще нужно построить около десяти.

— Как будем жить в 2006 году? Не ухудшится ли ситуация с введением нового Налогового кодекса?

 — По новым правилам игры, установленным правительством России, доход городского бюджета будет складываться из налогов на доходы с физических лиц, на прибыль предприятий, на имущество и землю и еще двух — трех очень не значительных. В итоге, доходная часть собственных налогов в 2006 году ожидается на 400 млн меньше, чем в 2005-м из расчета суммы, чтобы жить городу не шикуя. Но благодаря поддержке округа мы надеемся, что люди не почувствуют перемен к худшему. Рассчитываем, что будут расти и доходы горожан. На конец 2005 года средняя заработная плата хантымансийцев составляет 20 тысяч рублей. Не самый высокий показатель в округе. Думаем, что эта цифра подрастет в 2006 году. Город-курорт

— В особенном городе Ханты-Мансийске много объектов соцкультбыта окружного значения. Когда-нибудь, говорят пессимисты, у округа закончатся деньги, и все эти дворцы будут переданы в ведение муниципалитета. Готовы ли вы к такому подарку?

 — Сегодня все горазды пугать. А бояться — последнее дело. Я рад, что все, что строит округ, находится на ханты-мансийской земле. Служит горожанам. А уж как работать эти дворцы будут, зависит от нас, от разумного менеджмента. За примером далеко ходить не надо. «Югорская долина». Построили, развалили. Пришел грамотный менеджер. И мы сегодня имеем колоссальные перспективы — создать не просто город, а город-курорт.

Не так давно мы были в Чехии в Карловых Варах. Пообщались с банкирами, бизнесменами, нашли заинтересованных людей. И приняли решение: раз нам природа подарила уникальный подарок — минеральное подземное море, надо использовать этот дар. В будущем году вместо старой библиотеки по улице Карла Маркса будет построена питьевая галерея с минеральной водой, не хуже, чем в Карловых Варах. Во все детские сады и школы города подведем эту воду, оборудуем в садах ванные отделения.

У нас есть все шансы стать городом-курортом, городом туризма, культуры и спорта. По типу Эстерсунда в Швеции. Такой же городок — ни одного предприятия. Но самый богатый за счет фестивалей, спортивных состязаний, на которые приезжают тысячи туристов, и каждый оставляет в городской казне свои два рубля. Ханты-Мансийск имеет все: великолепный ландшафт, чистый воздух, прекрасные концертные залы и спортивные сооружения. Не хватает лишь грамотных специалистов, чтобы всем этим правильно распорядиться.

Чемпионат мира по шахматам, что проходит сейчас, высветил многие наши пробелы, стал испытанием на прочность. Оказалось, не хватает официантов, поваров, переводчиков… Но мы учимся. Это необходимо, если в 2006 году Ханты-Мансийску вдруг придется стать столицей конкурса «Мисс мира».

 — Это шутка?

— Вовсе нет. В конце ноября в Ханты-Мансийск из Гонконга приезжала директор конкурса Джулия Морлей. Два года назад она побывала в Сибири в гостях у одной из победительниц конкурса и влюбилась в этот край. Мы, воспользовавшись этим, пригласили Джулию в Югру. И она была просто очарована нашим городом. Прониклась искренней симпатией к поэтессе Марии Волдиной, которую теперь называет не иначе, как моя матушка. Джулия предложила провести конкурс в Ханты-Мансийске в сентябре 2006 года. А это 125 государств, 125 телекамер, тысячи гостей в течение трех лет.

По правилам конкурса, «Мисс мира» проводится в одном городе три года подряд. Кроме того, в конце августа 2006 года в Ханты-Мансийске пройдет конгресс IBU (Международной федерации биатлона), который соберет представителей 55-ти государств. Он пройдет в России впервые за 50 лет существования. Так что на четыре года вперед стратегия города предопределена.

 — Но, наверное, не стоит жить с оглядкой только на иностранных гостей?

 — Правильно, вы когда-нибудь видели финна на морском пляже юга. Вряд ли или очень редко. Они отдыхают у себя. Поэтому развитие внутреннего туризма — одна из важных задач властей округа и города. Надо добиться того, чтобы все 1,5 миллиона югорчан путешествовали по своему краю в течение года. Ведь возможностей масса: охота, рыбалка, термальные источники, горный туризм, речные сплавы…

Для тех, кто любит комфорт, менеджеры «Югорской долины» заказали два лайнера «река-море» (они уже на стапелях), которые будут курсировать по Оби и Иртышу. На борту все условия: бары, бассейны, удобные каюты… В этом не только экономическая выгода: деньги остаются в округе, но и великое проявление любви к своей земле, которую мы, к сожалению, часто знаем хуже, чем иноземные места.

— Проявление любви, в первую очередь, еще и в отношении к своему дому, улице, на которой живешь. Вы чувствуете, что хантымансийцы любят свой город?

— Больную тему затронули. Как это ни горько осознавать, не всегда. В последние годы мы очень много сделали для благоустройства. Тысячи кустов и цветов высаживаем. Установили таксофоны, остановки, скамейки, биотуалеты. Благоустраиваем набережную Иртыша в Самарово, вывезли тонны железного хлама с берега по объездной дороге, повсюду установили контейнеры для мусора. Разрешили выносить туда все, вплоть до строительных отходов и мебели. Вывезем, только не бросайте, где попало. Но как бывает больно, когда видишь, что посаженные кусты тащат во дворы, бьют стекла на остановках, вырывают трубки таксофонов…

Но мы все равно будем убирать, сажать, ремонтировать. И ждать, что однажды каждый житель Ханты-Мансий-ска проснется и скажет: «Это мой город, я здесь навсегда, мне его любить и беречь». Меня часто журналисты с подвохом спрашивают, кто в городе хозяин. Я отвечаю — народ. И надеюсь, что однажды этот ответ будет не просто словами, а истиной.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку