Не думай о секундах свысока...

11.08.2006 00:00

 Всем, кто попал…

Когда в редакцию позвонили и пригласили на учения Югорских спасателей, первым моим обывательским вопросом был следующий: «Какие такие спасатели и что они вообще делают у нас в округе?» Но, нет, из «центра», как выяснилось, никто никого не «выписывал». «Центроспас-Югория» - название учреждения, конечно, не столь раскрученное в округе (я про первую часть названия, а не про вторую), но именно его сотрудники поспешат на помощь тем, кто ПОПАЛ. В беду, в аварию, в лес и потерялся – не важно... Главное для мирных жителей всегда помнить телефоны: 36601 и 36260. Кто знает, может, и пригодится…

Для справки: Идея о создании такой структуры, как Государственное окружное учреждение «Центроспас-Югория» появилась у окружных властей после того, как вышел 122-ой закон «О разграничении полномочий…».

Согласно ему, такие обязанности, как тушение пожаров, предупреждение чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий и ликвидация их последствий, перешли в ведение региональных властей. Распоряжение правительства Югры от 30 декабря 2004-го года и стало отправной точкой для создания новой касты в профессиях экстремального рода – спасательских дел мастеров.

Учреждению «Центроспас-Югория» поручили выполнять задачи, обозначенные в законах РФ «О пожарной безопасности» и «О защите населения». Управление призвано объединить в единую структуру такие службы, как управление ГО и ЧС и управление противопожарной безопасности.

С октября прошлого года и по сей день создаются филиалы учреждения в городах и районах округа. Пока действуют только 6 представительств – в городах Ханты-Мансийск, Нижневартовск, Урай, Нягань, а также в Ханты-Мансийском, Октябрьском и Нижневартовском районах. На очереди – организация еще 16-ти филиалов.

На широкие спасательские плечи ляжет ответственность за пострадавших при автоавариях, в авиакатастрофах, на железнодорожном транспорте или при стихийных бедствиях. Спасатели будут искать и пропавших в тайге, на реках, озерах и болотах. В поисково-спасательных отрядах Ханты-Мансийска уже дежурят квалифицированные водолазы, промышленные альпинисты и фельдшеры. Все – прошли подготовку в учебном центре при поисково-спасательной службе в Челябинской области.

Извлечь инструменты сложнее, чем пострадавшего?

Тренировочные учения спасателей проходили на пустыре, близ Ханты-Мансийска, в районе асфальто-бетонного завода.

Эти учения, были еще и первыми показательными - туда пригласили журналистов (из них была лишь Ваша покорная слуга) и даже первого заместителя председателя правительства округа Вячеслава Новицкого.

По сценарию на старом толи долго- толи недострое обрушилась многоэтажка. Одна из бетонных плит дома придавила человека. На место завала, гудя сиреной и мигая проблесковыми маячками, прибыла «Газель» (до старта учений она стояла неподалеку, метрах в пяти от «места падения стены»), из которой по одному выскочили рослые накаченные молодцы в черной форме. И тут случилась небольшая заминка – техника подвела.

Из багажника машины спасателям нужно было всего-то навсего быстро достать средства спасения – специальные инструменты и палатку. Не знаю, как остальным собравшимся, а мне стало обидно за всех пострадавших, работников нелегкого спасательского труда и отечественный автопром, когда плечистые парни, прибывшие заниматься серьезным делом, стояли возле багажника и несколько бесценных минут по очереди дергали заклинившую дверь на себя. А время шло…

Когда необходимые для спасения «железяки» таки извлекли, спасатели перешли к извлечению из под завалов «пострадавшего». Один из спасателей привычным жестом, словно боевой автомат, вскинул пилу (дисковую отрезную с дружелюбным названием «Партнер» и максимальной окружной скоростью режущего элемента 100 м/с) вверх, завел ее и под громкое жужжание перерезал трубу, которая лежала на бетонной стене, почему-то лишь до середины.

Как предположил, стоявший рядом со мной Вячеслав Новицкий, «видимо, для того, чтобы показать, что пила пилит». Остальные «эмчеэсовцы» поднатужились и, приподняв край плиты, уложили подпорки. Поднимали бетонную громадину гидравлическим домкратом с языколомательным названием «КРЦГС-80», но способным разводить тяжести друг от друга максимум на 795 мм, имеющим давлением в 80 мегапаскалей и силу расширения-стягивания в 5,7 тонно/сил.

После распиливания громоздкой металлической арматурины, край плиты приподнялся, спасатели «доработали» образовавшийся зазор с помощью домкрата и освободили прижатого плитой. На все это у них ушло едва ли не столько же времени, сколько они открывали злополучную заднюю дверцу служебного транспорта. На скрещенных руках пострадавшего перенесли к специально-созданному медсанбату – в разбитую рядом палатку.

Накося выкуси…

Во втором акте спасательно-тренировочного представления зрители увидели, как из-под гнета еще одной обрушенной балки ребята из «Центроспаса» освобождают автомобиль с водителем. К слову сказать, это может быть и рядовая ситуация на дороге – дерево, упавшее на автомобиль.

В качестве подопытного транспорта использовался старый и давно пришедший в негодность автомобиль (видимо экс-владелец авто посчитал, что присыпанная песочком площадка возле бетонного завода – это и есть свалка для изношенных машин).

Под капотом был разведен небольшой костерок (чтобы его тут же и потушить), и время операции № 2 пошло. После упражнения с огнетушителем, перешли к следующему - со спасательным комплектом с пневматической подушкой и грузоподъемностью до 6-ти тонн. Им и подняли балку с капота и крыши машины. Пока пострадавшего «выкусывали» из старой колымаги, было едва слышно, как старший группы отдавал команды трем остальным спасателям.

Начальник информационно-аналитического отдела «Центроспаса-Югория» Юрий Буторин пояснил, что поначалу планировалось спилить только две подпорки, на которых крепится крыша машины и загибать ее, как крышку консервной банки. А на практике выяснилось, что для эвакуации «пострадавшего» нужно сносить крышу полностью.

Второго освобожденного из-под завала перенесли в медсанчасть. Фельдшеры в это время боролись не за жизнь «пострадавшего», а с ветром - палатке явно не нравилась отведенная ей роль, и она так трепыхалась на ветру, будто все время норовила улететь.

Как в боевике с каскадерами

В третьем акте учений сотрудников окружного МЧС была, как по нотам, разыграна ситуация эвакуации с высотного дома при условии разрушения лестниц и других перекрытий между этажами. Вновь на место происшествия подъехала машина с бригадой спасателей, крутя «мигаками» и завывая «сиреной». Подступы к дому были захламлены настолько, что подогнать автоподъемник с автолестницей не было возможности.

Однако три спасателя закинули на этаж лестницу, в мгновение ока взобрались по ней и пропали в лабиринтах здания. Как стало известно из комментария по мегафону, спасатели в это время «оказывали доврачебную помощь и готовили пострадавших к спуску по слип-эвакуатору «Качели-30»».

Зрители в этот момент почувствовали себя на съемках остросюжетного боевика с участием каскадеров. Фрагмент назывался: «спуск по канатной лестнице над страшной свалкой». Вышеназванный слип-эвакуатор представлял собой канатные перила длиной в 30 м., к которым с помощью карабинов крепились 4 «косынки» – приспособления для спуска пострадавших.

Первым пошел один из спасателей – он быстро спустился – но не по канатной дороге, а вниз по стене здания на землю - на веревочной «страховке» с карабином. Через мгновение сверху раздался зычный предупреждающий клич: «Веревка!» (безопасность спасателей – превыше всего), следом за которым с третьего этажа и впрямь сверзился объемный веревочный сверток. Спустившийся спасатель прытью побежал прикреплять конец «канатки» к аварийно-спасательному автомобилю. Веревочные перила оказались протянутыми под острым углом от этажа дома до безопасной площадки.

По ним и прокатились с ветерком сначала пострадавшие, а затем и сами спасатели. Миновав разрушения на подступах к дому, все по очереди приземлялись на площадке рядом со служебной машиной. В заключение канатная дорога каким-то чудесным образом сама приехала туда же, к машине, прямо в руки одного из спасателей. Единственное, что рассмешило, это комментарий ведущего: «Спасатель вывешивает потерпевших в оконном проеме…»

Размещаться возле кладбища не захотели

По мнению высокого гостя учений являющегося к тому же председателем комиссии по чрезвычайным ситуациям Вячеслава Новицкого, спасатели сработали на оценку «удовлетворительно».

-Чисто внешне не очень нормально выглядело, когда первая группа засуетилась с открыванием автомобиля и потратили на это больше минуты, – поделился со спасателями своими впечатлениями Вячеслав Федорович, - либо автомобиль старый, либо что-то там защелкнули – надо разобраться. В реальной ситуации это могло бы дестабилизировать ситуацию. Мне, как стороннему наблюдателю показалось, что на вторую операцию времени было потрачено немного больше, чем планировалось. К тому же ряд спасателей просто стояли без дела. В вашей работе не должно быть мелочей, такого, как: «Вот, здесь мы просто схематично покажем, что умеем, а в реальной ситуации сделаем все по-другому». Надо и в штатных тренировках отрабатывать все максимально и до конца, как реальных ситуациях, а ни как под видом видеокамер и в присутствии большого начальства, - призывал спасателей первый заместитель председателя правительства округа.

Как признался Вячеслав Новицкий, спасатели пока не имеют ни специально оборудованного (и вообще никакого!) спортзала для тренировок, а также многих офисов и помещений для хранения техники и инвентаря, мастерских. Появятся они не скоро - года через 2-3. Пока же спасатели проходят подготовку в естественных условиях – плавают на открытых водоемах, имитируют завалы на заброшенных домах.

Для строительства помещения для «Центроспаса» в Ханты-Мансийске его власти ищут более приемлемое место. «Городские службы пытались возле кладбища спасателей приютить, но мы из суеверия отказались – пока рановато, - пошутил Вячеслав Федорович, - Может, возле моста через Иртыш построим здание «Центроспаса».

После Чечни ничего не страшно

Большинство спасателей прошли срочную службу в разных родах войск. Средний возраст Югорских спасателей – 25-28 лет. Во что оценивается их бесспорно тяжелый труд, мне так никто и не сказал, а на мое предположение: «Ну, тысяч 15-18 хоть платят?» лишь кивнули головой: «Где-то так».

Александр Полосин сам из Лугового. Раньше работал судебным приставом. Спасательская служба привлекла его романтикой, да и зарплата в МЧС повыше. На вопрос «не шокирует увиденное на работе» он ответил:

-Да, нет, сюда набирают и психически, и физически подготовленных людей. Когда-то я занимался лыжным спортом, ну а после Чечни, где служил в инженерно-разведывательном подразделении спецназа, то, что вижу сейчас - например, при разборе ДТП, как недавно - впечатляет, но я уже привыкший. Там же, в Чечне, взрывная война шла. А мы были «на острие». Иной раз приходилось в день по 3-4 фугаса снимать.

Югорские спасатели могли применить свои навыки не только в показательных выступлениях. Водолазы «Центроспаса» уже участвовали в поиске утонувшего ребенка в Нягани, разгребали последствия ДТП на трассе Нижневартовск - Ханты-Мансийск, принимали участие в ликвидации последствий урагана в Нягани, проводили поиск недавно утонувшей девушки на реке Иртыш в окружном центре.

Автор: Светлана СИМАКОВА


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку