Как хочу, так баранку кручу

05.12.2006 00:00

Небольшой салон автомобиля превращается в зону повышенной опасности. Почему это происходит? Кто контролирует деятельность тех, кто берет на себя заботу о перевозке пассажиров? Какова в этом роль государства?

За ответами на эти и другие вопросы мы отправились в Управление государственного автодорожного надзора по ХМАО — Югре Федеральной службы по надзору в сфере транспорта (раньше эта структура называлась Российская транспортная инспекция), где состоялась наша беседа с временно исполняющим обязанности начальника государственного автодорожного надзора В.Жулановым.

— Валерий Петрович, для вас, человека профессионально занимающегося надзором в области пассажирских перевозок, огромное число маршрутных такси — это благо или клубок проблем?

— Сначала я хотел бы напомнить, что управление госавтодорнадзора выполняет контрольные функции по проверке субъектов, которые занимаются пассажирскими перевозками. Наша сфера — это и крупные автотранспорт-ные предприятия с большим парком автобусов, и частные предприниматели, владеющие, к примеру, всего лишь одним микроавтобусом. Именно наше управление выдает лицензии на осуществление пассажирских перевозок. Этой деятельностью в округе занимаются 1 393 субъекта. Кстати, в Уральском федеральном округе наша территория по данному показателю на втором месте после Екатеринбурга.



Как вы помните, еще не так давно кто только не пытался перевозить пассажиров на старых автобусах! Вместе с ГИБДД нам удалось убрать с линии транспорт, который нес потенциальную угрозу жизни пассажиров. Сегодня парк автобусов и микроавтобусов обновился, и это большой плюс.



В чем же минусы? Да, как рядовой житель округа, я должен быть доволен, что мне теперь не приходится подолгу ждать автобус: маршрутные такси подкатывают к остановке одно за другим. Но их сегодня так много, что началась нездоровая конкуренция, когда в погоне за выгодой водители сознательно идут на нарушение правил дорожного движения.



Не так давно ГИБДД провела рейд по проверке маршрутных такси, за месяц было зафиксировано 200 (!) нарушений.



— Как вы наказываете водителей?



— А мы водителей не наказываем, с ними разбирается ГИБДД. Мы работаем с предпринимателями, владельцами лицензий. Картина на самом деле безрадостная. Практически нет никого, чьи водители не числились бы в нарушителях. Это на них, владельцев, возложены обязанности: ежегодно выполнять 20-часовую программу обучения водителя, утвержденную Минтрансом, ежедневно обеспечивать им медицинский контроль, проверку автомобиля механиком.



Пока же мы сталкиваемся с вопиющими фактами, когда водитель выезжает на линию, а у него путевые листы выписаны уже на неделю вперед с отметкой медика: к рейсу допущен. Вызываем предпринимателя, оформляем документы и приостанавливаем дейст-вие лицензии.



В округе практически во всех городах в пассажирских перевозках участ-вуют частники. Количественно рынок пассажирских перевозок уже насыщен, пора поднимать качество обслуживания. Считаю, что нужно определить оптимальное число перевозчиков для того или иного маршрута и устраивать между ними конкурс. Это прерогатива органов местного самоуправления. Главным показателем должно стать качест-во обслуживания пассажиров.



— Как вы воздействуете на нарушителей-предпринимателей?



— По действующему законодательству привлечь их к административной ответственности может только суд.



В 2006 году по представленным управлением материалам в судебные органы было привлечено 45 лицензиатов, сумма штрафов составила 141,9 тыс. руб. Но доказать вину не так-то просто, ведь к каким только ухищрениям не прибегают владельцы маршруток.



Простой пример: в направлении Советского, Югорска, Урая дорога еще строится, и регулярные пассажирские перевозки здесь запрещены. До Нягани дорога открыта, но у лицензиатов — владельцев маршруток — отсутствует схема маршрута с указанием опасных участков, паспорта маршрута, который должен быть утвержден в порядке, предусмотренном постановлением правительства Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от



16 июля 2004 г. № 322-п. Что они делают в подобных ситуациях? Заключают договор на разовую перевозку — это разрешено, а потом продолжают регулярные поездки на данном маршруте. В этих целях многие предприниматели размещают объявления в газетах, на столбах.



А трансагентство вывешивает у себя расписание движения маршрутов и продает билеты. Но доказать, что они извлекают коммерческую выгоду, непросто: необходимо иметь показания пассажиров, которые не очень охотно на это идут.



Один перевозчик додумался до того, что в путевом листе стал указывать маршрут Нягань — Нефтеюганск. Зная, что ни в какой Нефтеюганск он не ездит, а возит пассажиров до Ханты-Мансийска и обратно, проверили его. Подали документы в суд, но аргументом для судьи стал путевой лист с обозначением маршрута. Нам отказали, но в следующий раз мы смогли раскрыть обман и выиграть дело в арбитражном суде.



Те, кто на законном основании осуществляют перевозки, гарантируют, что, покупая билет, вы вступаете с ним в договорные отношения, что автобус обслуживает профессионал. А что может предложить тот, кто соблазняет дешевизной билета? Никаких гарантий частник дать не может, ведь у него на руках нет ни договора с администрацией на перевозку, ни схемы маршрута, где указаны опасные участки.



К сожалению, сами пассажиры не дают умереть этому незаконному бизнесу. Сегодня есть опытные перевозчики, работающие в сторону Нягани, Приобья. Это специализированные предприятия, имеющие прекрасный парк автомобилей и хорошую ремонтную базу: ОАО «Ханты-Мансийское АТП», ООО «Северавтотранс», ООО «Няганьавтотранс».



Поймите, я не против, чтобы междугородные перевозки осуществляли част-ники, но все должно быть в рамках закона. А что закон сплошь и рядом нарушается, это подтверждают те, с кем мы регулярно проводим совместные рейды — сотрудники ГИБДД, налоговой инспекции, миграционной службы.



— Какова ситуация с легковыми такси? Ведь сегодня и здесь, похоже, переизбыток желающих работать на этом рынке, при этом качество оказания услуг не всегда на высоте.



— Легковые такси — это и наша головная боль, и муниципалитетов, и окружной власти. Почему? Да потому, что если раньше мы лицензировали этот вид деятельности, то сегодня эту норму отменили, и перевозчики оказались вне всякого контроля со стороны государства. Вы спросите: почему, ведь автомобиль — источник повышенной опасности? Я не знаю, как ответить на вопрос, но это случилось после введения в действие Федерального закона от 2 июля 2005 года № 80, когда из перечня видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, была исключена «перевозка пассажиров легковым автомобильным транспортом на коммерческой основе». То есть закон допускает осуществление данного вида деятельности без специального разрешения.



— Выходит, все эти фирмы, которые нам предлагают услуги, в прин-ципе нам ничего не могут гарантировать: ни профессиональных водителей, ни безопасной перевозки?



— Так и есть. Фирмы — громко сказано: зачастую это один человек, офис которого находится в гараже, а с ним на связи владельцы легковых автомобилей, притом самых разнокалиберных. И каково физическое состояние водителей, никому дела нет, ведь регулярный медицинский контроль они не проходят. Сегодня под такси используют даже «Оку». А ведь что такое такси? Это должно быть удобное транспортное средство для перевозки пассажиров, которое прошло соответствующие испытания.



На местах оценили всю серьезность проблемы с перевозками пассажиров легковыми такси, поэтому Дума округа выступила с законодательной инициативой о внесении изменений в статью 17 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности». Речь идет о том, чтобы вернуть лицензирование перевозок на коммерческой основе легковым автомобильным транспортом.



Хочется еще раз напомнить, что безопасность и качество предоставляемых услуг — это самый верный путь к снижению аварийности.



Автор: Нина Трофимова



 


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку