«Квадрат» по-чёрному. Недооценён или переоценён?

24.01.2007 00:00

Сегодня оно самое употребляемое в обществе, звучащее из уст молодых и пожилых, низкооплачиваемых бюджетников и богатых дельцов как сокращение от словосочетания «квадратный метр жилья».

Почему растут цены на жилье? Какие квартиры можно считать дешевыми? Кто перепродает жилье? Об этом и многом другом мы говорили с исполнительным директором фонда «Жилище» Юрием Чернышовым.

К начальству… за жильём!
— В 2006 году мы ввели в эксплуатацию 150 тыс. квадратных метров жилья. Реализовано… — и тут Юрий Германович на секунду задумался. — Да все и реализовано.

Как выяснилось, лишь под занавес 2006 года в Ханты-Мансийске квартиры от «Жилища» продавались по 50 тысяч рублей за кв. м. Но за эту цену реализовано только 3 тысячи «квадратов» из 45-ти сданных. А львиная доля квартир была продана по 30 и 31 тысяче за квадратный метр.

— По 50 тысяч когда начали продавать?

— С октября 2006 года. Но там были свои «заморочки». Из-за некачественного бетона пришлось разобрать уже готовый каркас и залить заново.

В 2002-м подрядчик «Академстрой» начал строить, но бросил. Все это вылилось в цену. Сейчас по ул. Дунина-Горкавича готовый микрорайон.

— Цены в Ханты-Мансийске самые высокие?

— В Нефтеюганске 14 тысяч квадратных метров мы продали по 25 тыс. рублей, еще столько же — по 35 тысяч.

В Мегионе 9 тысяч квадратных метров — по 20 тысяч 600 рублей. По 25—27 тысяч рублей реализовали новостройку в Нягани — первые и последние три этажа оценили подешевле, а более элитные — подороже.

В течение разговора Юрий Германович активно протестовал, когда слышал, что квартиры по сниженным ценам не купишь.

Когда мы стали продавать квартиры на Дунина-Горкавича в Ханты-Мансийске, появилась кипа заявлений. Некоторые обижались, когда приходили и натыкались на объявление: «Прием заявлений и консультации временно приостановлены». Мы приняли огромную пачку документов — нам нужно было их обработать. Но кому надо, могли прийти и ко мне!

— Но сейчас же квартиры у вас не продаются?

— Так их нет!

— А когда возобновится продажа?

— В вашей же газете «Новости Югры» мы опубликуем декларацию, а через две недели начнем заключать договоры. В прошлом году публиковались. В феврале, марте люди к нам шли вяло. В апреле стали активнее и договоры заключать, и квартиры покупать. Да и с ходатайствами бюджетники потянулись.

— Получается, что квартиры подешевле доступны либо богатым, либо пришедшим с особым ходатайством?

— Не скрою, что рассмотрение ходатайств на покупку жилья идет быстрее, если они завизированы руководителем предприятия или даже заместителем председателя правительства округа той сферы, где человек трудится. Квартир десять мы оставляем для бюджетников или льготников. Корпус Ж-4 пятиэтажки по Дунина-Горкавича в Ханты-Мансийске мы вообще отдали в ведение управляющего делами губернатора Александра Гербера (35 квартир).
Если кто-то из льготников приходит к нам с письмом, на котором виза правительства «продать этому человеку», то мы продаем из тех квартир, которые удерживали.

Дешевле 40 тысяч «квадрат» стоить уже не будет.


— Землю в этом году стало дорого приобретать на аукционах, — говорит Юрий Германович. — Участок по ул. Студенческой напротив строящегося теннисного корта в Ханты-Мансийске мы купили за 73 миллиона рублей. Там будет 4 двенадцатиэтажки. Пока котлован копаем, забиваем сваи.

— Сейчас вам сложно сказать, за сколько вы будете продавать…

— Меньше, чем 40 тысяч рублей за «квадрат», уже не будет. Сегодня поднялась цена подрядчика. Те объекты, которые сегодня сдаем, начинались в прошлом году, материалы основные закупались тогда же. И договор с подрядчиком был другим. В строительстве себестоимость приближается к 30-ти тысячам рублей за «квадрат». Цемент, арматура, щебень и кирпич в этом году подорожали в полтора раза.
Кроме того, сегодня появились проблемы со строительными материалами. Если раньше за деньги можно было купить что угодно и сразу, то теперь если нет заключенного и проплаченного заранее договора, получить стройматериалы очень сложно. Особенно летом — в строительный бум. Заводы не успевают за спросом. У нас подрядчик в Ханты-Мансийске и в Сургуте месяц не мог кирпич получить.

— Даже если хочешь купить жилье по 40 тысяч за «квадрат», то заявление надо было подавать вчера?

— Нет. Мы сейчас придерживаем квартиры, но все равно скоро будем реализовывать. В вашей газете выйдет объявление о продаже. Идите к своему руководителю, пусть вас там распишут: кто вы, и тогда мы вам продадим.

— Но ведь есть много таких, которые приходят с деньгами и просто покупают квартиры. Берут их для того, чтобы потом продать...

— Я не знаю, с какой целью человек покупает. Если у него есть жилье, то не продадим. Мы просто привыкли видеть в них врагов — перепродает ради наживы, повышает цену на рынке… Но он ведь и пользу приносит. Купил квартиру — вложил деньги.

Ипотека ушла в историю?

— Нет ли у вас соблазна продавать квартиры по рыночной стоимости?

— Есть, и огромный! Но мы структура, созданная правительством округа, в уставе которой записано: «Прибыль — это не цель». Заработанное мы не можем использовать для материального поощрения, для каких-то выплат, как в других структурах. Прибыль идет только в наш внутренний оборот для дальнейшего строительства.

— Ваши сотрудники — чиновники?

— Нет.

— Значит, они могут заниматься предпринимательской деятельностью?

— Могут.

— Им не возбраняется точно также покупать жилье и перепродавать подороже?

— Нет, это исключено! Да, наши сотрудники решили для себя жилищные вопросы. Но если они приходят и говорят: «Продайте вторую квартиру», тут я им отказываю.

— На последнем заседании думы Ханты-Мансийска прозвучали официальные данные: цена квадратного метра в городе достигла 100 тысяч рублей...

— Такой цены нет, чего смеяться-то? Есть у нас договорный отдел, где продают квартиры. Периодически обзваниваются риэлторы. По каналу «Спорт» крутится объявление: за 1-комнатную просят 67 тысяч рублей за «квадрат». Полтора месяца ее не могут продать. Есть покупки по 70 тысяч, по 65 тысяч. Но разовые.

— Получается, чем меньше вы выручите денег сейчас, тем меньше впоследст-
вии вложите в строительство?

— Понятно, мы не работаем сами по себе. У нас есть попечительский совет, мы — структура сдерживания цен.

Мы занимались ипотекой, но это уже история. В свое время выдали 1 634 кредита на сумму 866 миллионов рублей. Но не деньгами, а в виде квартир. Условно говоря, кто-то берет квартиру за полтора миллиона рублей, 700 платит, а 800 на кредит уходит. Мы с этими людьми продолжаем работать, они активно гасят эти кредиты. 96 займов в прошлом году уже погашено. А вообще работа по выдаче кредитов фондом «Жилище» пока не ведется. В других городах жилье строится на 90 процентов за счет частных инвестиций. Мы тоже заключаем с людьми разные договоры: когда дом уже сдан, продаем квартиры по договору купли-продажи. А если реализуем в строящемся доме, то выплаты взимаются частями по форме долевого участия. Средства под эти цели можно взять в банке, в ипотечном агентстве и т.д.

Квартиры перестанут дорожать?

— Сейчас около 30 миллиардов запланировано на нацпроекты, в том числе на «Доступное жилье». Не вызывает ли это повышение цен?

— Вызвало уже! Все эти повышения цен благодаря тому, что деньги есть, а предложений нет. Мы уже отдали кипу документов в антимонопольный комитет.

И информацию о своей деятельности, и о земельных участках. В том числе высказались по поводу удорожания жилья. На цену «квадрата» повлиял, во-первых, рост энергоносителей, а, во-вторых, то, что были выкинуты огромные деньги на рынок, где нет предложений… Строящиеся квартиры банк не берет в залог, т.к. здесь действуют повышенные риски.

А на вторичном рынке — вот она, готовая квартира, отдавайте ее в залог, получайте свой кредит. Все это выливается в завышенную цену уже не новых квартир. Но я все-таки считаю, что этот ценовой бум — временный, в наступившем году он должен притормозиться.

Автор: Светлана Симакова


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку