Подробно...

28.09.2010 00:00

Создание отечественного аналога американского Федерального бюро расследований (ФБР) — единого следственного комитета, подчиненного президенту, кажется решенным делом. Следствие по важным делам передадут в единый орган, который постараются изолировать от ведомственных влияний и трений. Его выстроят на фундаменте нынешнего комитета при прокуратуре. Вопрос, как всегда, в деталях. Немаловажно, например, как быстро новый Следственный комитет (СК) получит следственные полномочия из МВД, ФСБ и Госнаркоконтроля. Не исключено, что ведомства будут затягивать и даже саботировать передачу своих следователей и сферы деятельности в СК в надежде на обратный ход очередной реформы.

Однако важнее будущие полномочия и кадры модернизированного СК, порядок надзора за ним. Если новый комитет получит возможность отбирать лучших сотрудников, проверяя прежние дела на предмет корыстной заинтересованности, есть шанс ослабить влияние уголовной юстиции на экономику. Если же в обновленном СК окажутся все или почти все ведомственные следователи, то мы рискуем столкнуться с усилением коррупции. Такова логика отсутствия конкуренции на рынке соответствующих услуг.

Еще один важный вопрос, кто и как будет надзирать за законностью работы объединенного следствия. Без механизма полноценного независимого контроля (сейчас следователь может игнорировать указания прокурора о незаконности возбуждения дела или следственных действий) новый орган может превратиться в еще более опасную для бизнеса и отдельных гражданских активистов структуру, чем отдельно взятые нынешние правоохранители. Юристы, знакомые с ходом разработки президентской правовой новеллы, утверждают, что надзорные полномочия укрепятся и следователей обяжут реагировать на протесты прокуратуры. Кроме того, не исключено, что именно прокурорам поручат расследовать дела о преступлениях сотрудников СК.

Многое будет также зависеть от полномочий новой структуры. Нынешний Следственный комитет при прокуратуре (СКП) согласно 13-й статье закона «Об оперативно-розыскной деятельности» не имеет права на ее ведение и вынужден использовать для сопровождения следственных действий оперативников и спецназ смежников: ФСБ, МВД и наркоконтроля. Как работать дальше?

Есть разные варианты. Если новый СК получит право вести оперативную работу и обзаведется собственной физической защитой, появится силовое ведомство, возможности которого, скорее всего, превысят возможности других правоохранительных органов. Его появление может вызвать новый передел собственности и обострение аппаратной борьбы.

Если же полномочия не будут расширены (о чем говорят большинство собеседников), появляется иной риск. Ведомства, оказавшиеся на аутсорсинге у СК, начнут аппаратную месть и если не будут прямо-таки вставлять палки в колеса, то не станут проявлять и особенной активности при оперативном и физическом сопровождении следователей, отговариваясь занятостью текущими делами.

Такое, в частности, не раз случалось в ходе административной реформы 2004-2005 гг., когда в целях большей эффективности министерства разделили с агентствами и федеральными службами, что осложнило взаимодействие между чиновниками. В правоохранительной сфере риск ведомственных трений и нежелание помогать конкурирующей структуре уравновешивались аппаратным весом сотрудников прокуратуры, а затем СКП.

Они расследовали и расследуют преступления работников других правоохранительных органов. Пока не ясно, получит ли новая структура аналогичные права. Но важнее не страх наказания, а закрепленные в законах регламенты взаимодействия, четко описывающие порядок помощи оперативников следователям (вплоть до времени прибытия на место происшествия) и охраняющие первых от произвола вторых.

Не будем забывать, что хорошее следствие, как и хорошая полиция, в принципе невозможно без независимого, обходящегося без волокиты правосудия.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку