Подробно...

12.01.2011 00:00
Глава Счетной палаты Сергей Степашин накануне встречи с президентом РФ Дмитрием Медведевым подвел итоги работы своей структуры в плане борьбы с коррупцией. Его ведомство в 2010 году выявило нарушений на более чем полтриллиона рублей, возбуждены десятки уголовных дел.

Однако прорывных успехов в борьбе с коррупцией, считают многие эксперты, в России до сих пор так и не произошло. Одной из главных причин считается коррумпированность именно тех органов, которые и призваны расправиться с этим злом, пишет «Независимая газета».

Дмитрий Медведев сообщил вчера, что в четверг, 13 января, будет проведено очередное заседание Совета при президенте по противодействию коррупции. Этот анонс глава государства сделал в ходе встречи с председателем Счетной палаты РФ Сергеем Степашиным. Тот представил президенту годовой отчет о том, как его контрольная структура вела борьбу с главным российским злом. По словам Степашина, определенные успехи достигнуты.

Например, отметил он, проверки СП выявили финансово-бюджетных нарушений на огромную сумму в 580 млрд. руб. Причем, подчеркнул глава Счетной палаты, из этой большой цифры лишь 2 млрд. можно отнести к нецелевому использованию бюджетных ассигнований. Таким образом, можно предположить, что весь, если можно так выразиться, «остаток» в 578 млрд. – это, по сути дела, прямые и во многом безвозвратные хищения из казны. Понятно, что такое масштабное воровство без коррупционных схем обойтись не может, отмечает «НГ».

Отчитался вчера Степашин президенту и о мерах по наказанию казнокрадов и расхитителей народного добра. И вот тут статистика выглядит не такой уже и впечатляющей. Скажем, проверки по расходованию бюджетных средств с антикоррупционной направленностью проводились по всей стране, но особое внимание было уделено Северному Кавказу.

Итог, к примеру, по Ингушетии, отметил глава СП, – это 10 возбужденных уголовных дел. В этом году он обещал особое внимание уделить Кабардино-Балкарии, а в ней – нелегальному водочному производству. Будет очень жалко, если в начале следующего года Степашин опять сообщит президенту о каком-то десятке дел. Тем более что вот по «лекарственной теме», как выразился главный контролер страны, которая, по его мнению, тоже весьма коррупционна, в открытой части встречи с президентом он ничего конкретного не сказал.

И хотя руководитель Счетной палаты оптимистично объявил, что изменение тактики работы, а именно – привлечение к ней МВД и ФСБ, привело к тому, что «результаты стали иные», ничего в подтверждение его слов озвучено так и не было. Все-таки 81 уголовное дело, возбужденное в целом по стране в течение целого года, – это для нынешнего состояния российской коррупции слишком мало. И даже приведенные Степашиным примеры самых громких дел – выявление подлинной стоимости подготовки российских олимпийцев к Ванкуверу и расследование в отношении Россельхозбанка – это тоже доказательства того, что замахов государство делает много, а вот удары получаются не всегда.

Именно это и составляет суть основных претензий компетентных экспертов. Например, зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству от КПРФ Виктор Илюхин уверен, что в повестку завтрашнего президентского совета надо было бы включить вопрос о хотя бы предварительных итогах борьбы с коррупцией. По словам депутата, разговоров о ней много, но где же конкретные достижения?

«По большому счету их нет: ведь если борьба идет, а уровень коррупции не снижается, то это значит, что что-то не так с этой борьбой. То есть либо усилий недостаточно, либо они вообще не предпринимаются, а есть лишь пиар». Что касается деятельности ведомства Степашина, то Илюхин, отдавая должное трудам аудиторов СП, заметил: «580 миллиардов – это внушительная сумма, но если никого за ее расхищение не наказывают, то, следовательно, правоохранительная система настолько поражена той же самой коррупцией, что она все эти дела сглаживает».

Первый зампред комитета ГД по безопасности Михаил Гришанков тоже считает, что уровень коррупции в стране не снижается, несмотря на принятые законы и ратифицированные конвенции. Причину этого он видит в том, что в России традиционно от принятия закона до его применения – «огромная пропасть». Но дело, по его словам, не только в этом.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку