Подробно...

08.07.2010 00:00

Сейчас ханты-мансийский рыборазводный завод представляет собой удручающее зрелище – помещения пустуют, а технологическое оборудование простаивает

В Югре проходит масштабная проверка одного из крупнейших и наиболее дорогих проектов агропромышленного комплекса региона – Ханты-Мансийского рыборазводного завода. За последние два года на строительство объекта было выделено около 1,5 млрд рублей, однако сам завод по-прежнему не запущен. Проверку инициировал главный федеральный инспектор по Югре Дмитрий Кузьменко, усомнившийся в  неэффективном расходовании бюджетных средств. РИЦ решил разобраться в ситуации, и узнать, почему второй сибирский рыбозавод, имеющий федеральное значение, до сих пор не функционирует. Подробности – в нашем материале. 

Проект по строительству в Югре рыборазводного завода стартовал в 2008 году. По планам окружных властей он должен был стать центром по развитию рыбной отрасли, направленным, в первую очередь, на промысловый возврат рыбы в воды Обь-Иртышского бассейна. Первым сроком сдачи объекта был объявлен декабрь 2009 года, но завод к назначенному сроку запущен не был. Более того – до сих пор нет даты, когда это произойдет. Оказывается, чтобы запустить производство требуется ещё 400 млн рублей, которые пойдут на закупку нового оборудования по очистке воды.

Приоритетная цель всего проекта – содействие в воспроизводстве рыбы. Сегодня единственным рыборазводным заводом на территории Западной Сибири является Абалакский экспериментальный рыборазводный завод, расположенный в Тобольском районе Тюменской области. Директор ханты-мансийского рыбозавода Сергей Давыденко пояснил, что для поддержания запасов рыбы на нормальном уровне в воды Обь-Иртышского бассейна необходимо выпускать не менее 10 миллионов молоди сибирского осетра и не менее 30-35 млн молоди муксуна. Абалакский завод выпускает порядка 2,5 млн молоди осетра и 10-15 млн молоди муксуна в год. Ханты-Мансийский завод должен был ежегодно выращивать 35 млн молоди муксуна, 2,8 млн мальков сига и 2,5 млн молоди осетра.  

Несмотря на вложения в размере 1,5 млрд рублей, завод не работает и по сей день. По мнению директора Сергея Давыденко, сейчас сложно назвать точные затраты на проект, так как в процессе проектирования расходные статьи не раз менялись. Первоначально предполагалось, что завод будет выращивать исключительно муксуна, однако позднее были проработаны вопросы по расширению производства. Соответственно, изменились и объёмы работ и затрат. В разрешении на ввод объекта в эксплуатацию, выписанного управлению капитального строительства округа администрацией Ханты-Мансийска, указана сумма в 1 млрд 121 млн рублей. Но, вполне возможно, что на стадии подготовки могли существовать и какие-либо переходящие суммы, предполагает директор рыбозавода. «Финансирование шло по межрегиональной программе «Сотрудничество», а заказчиком этого строительства от Ханты-Мансийского автономного округа – Югры выступал УКС округа, поэтому более подробную информацию можно получить только у них», – отметил Давыденко.

Само здание полностью готово к эксплуатации. В данный момент на территории завода площадью около 20 тысяч квадратных метров разместились офисные и подсобные помещения, цеха для рыб-производителей, 900 бассейнов с автоматическими кормушками, накопители для молоди и инкубаторы для выращивания живых кормов. Установлена круговая система внутреннего водооборота завода, система автоматической подачи корма и оборудование для кислородного обогащения воды. Отдельный плюс – бассейны для создания ремонтно-маточных стад рыбы, предназначенной для сохранения генофонда, что позволяет заводу не зависеть от популяции рыбы в реке. Кроме того, установлено оборудование для поддержания фиксированной температуры воды. В целом ханты-мансийский рыборазводный завод полностью готов к процессу воспроизводства рыбы.

Изначально сдача объекта, рассказывает Сергей Давыденко, была намечена на декабрь 2009 года. Тогда же был произведён пробный запуск завода, выявивший проблемы с насосной станцией предприятия. «Когда мы впервые запустили её на полную мощность, в станцию начало засасывать мусор и рыбу. Начали разбираться со строителями, а они – выходить на субподрядчиков, проводивших подводные работы. Те провели дополнительные осмотры, но недостатков в насосной станции так и не выявили. И получается, что концов сейчас не найти», – заявил Давыденко. В конце июня руководство рыбозавода провело совещание с директором департамента природопользования и сырьевых ресурсов Евгением Платоновым, где обозначило ему проблему, адекватного решения которой так и не было найдено.

Главной причиной отсрочки запуска объекта директор завода считает неэффективность установленного оборудования по очистке воды. Согласен с ним и начальник отдела воспроизводства завода Ильшат Тангатаров, проводивший корреспонденту РИЦ экскурсию по территории предприятия.

«Установки совершенно неэффективны. На заводе сейчас установлено ГДВУ-ОЗ – гидродинамическое вакуумное устройство очистки воды. Это экспериментальное оборудование, изготовленное в России по западному аналогу и до этого оно нигде не использовалось. Его несостоятельность связана с тем, что кислотность воды в искусственном водоёме постоянно меняется. А система не способна очищать воду от всех видов загрязнений разом – подобных устройств нет вообще», – сообщил Тангатаров во время экскурсии по заводу. – «Результаты взятых проб – до и после поступления воды в систему – и вовсе указывают на ухудшение некоторых параметров после очистки».

Одновременно он заявил, что система очистки внутреннего водооборота также вызывает глубокие сомнения. «Мы считаем, что её будет недостаточно. Внутри фильтров находятся шарики из пенополистирола, которые, якобы, должны задерживать грязь. Но я не видел подобной технологии ни на одном заводе», – резюмировал рыбовод.

Нестабильность химического состава воды связана со многими факторами, ключевым из которых является наличие на территории объекта иных форм деятельности. Давыденко рассказал, что на момент начала строительных работ водозабор планировалось делать из Иртыша. Затем чиновники «волевым решением» постановили брать воду из озера-ковша.

«В то время большой хозяйственной деятельности на берегу водяной чаши не было, и решение казалось вполне логичным и оправданным. Но одновременно со строительством завода здесь же, по берегам водяного ковша, раздавались участки частникам», – пояснил Сергей Давыденко. В итоге, за последнее время вдоль берега озера-ковша расположились: асфальтовый завод, объекты малых предпринимателей, речные краны, работающие с различными материалами. Также был отмечен факт зимовки в водоёме речных судов, что, естественно, влечёт дополнительное загрязнение воды по причине промывки систем и проживания экипажей. Давыденко пояснил, что администрация рыбозавода пыталась ограничить хозяйственную деятельность – «привлекали природнадзор, другие компетентные структуры, даже поднимали вопрос на совещаниях при губернаторе». Но в конечном итоге выяснилось, что люди занимаются своей деятельностью на вполне законных основаниях.

Давыденко также обратил внимание, что рыборазводный завод в технологическом плане является «тонким» производством, в корне отличающемся от производств, связанных с «неживым» материалом. «Для рыбы обязательно надо держать строго фиксированную температуру, вода должна быть отфильтрована должным образом – это основные условия, выполнение которых принципиально важно. По идее, это должен был быть закрытый водоём, с охраной и другими полагающимися в таком случае условиями» – добавил руководитель предприятия.

Ильшат Тангатаров, в свою очередь, отметил ряд других недочётов, допущенных при проектировании. Среди них: близость водозабора к берегу, по причине чего вместе с водой поступает мусор и песок; отсутствие резервного электропитания – а простой в течение 15 минут ведёт к гибели молоди; не проработана защита от волновой и ветровой эрозий. Серьёзным недостатком специалист считает отсутствие профессионального рыбовода при проектировании объекта. «К проектировке объекта заказчик мог привлечь хотя бы одного рыбовода,  чтобы не совершать роковые ошибки. Но он так не сделал. Сэкономив на одной должности, УКС потерял темп работ, и чем сейчас всё закончится – неизвестно», – заявил Тангатаров.

В ответ на вопрос, почему корректировки не вносились в проект завода на стадии разработки, Сергей Давыденко ответил, что на согласование материалы были предоставлены только по окончанию строительных работ. «Весной этого года мы подготовили несколько технических заданий и пригласили сторонних специалистов. Среди них – немецкая фирма «Аквакультур», поддержавшая наше предложение о заборе воды из подземных источников. Преимущество этого решения в том, что у источников стабильный химический состав, соответственно, легче подобрать нужное очистное оборудование», – пояснил Давыденко.

В идеале, считает руководитель предприятия, завод можно было бы запустить уже осенью, но с учётом грубых ошибок, выявлённых по завершению строительства, такое маловероятно. В то же время он отметил, что к проверке, учреждённой генеральным федеральным инспектором относится крайне положительно. «На протяжении всего строительства мы  не раз вступали в диалог с ответственными за стройку. Но переговоры мало к чему приводили. Искренне хотим, чтобы завод исправно работал. Поэтому полностью поддерживаем проверку», – резюмировал Сергей Давыденко.

«Я уверен, что не бывает проектов, которые изначально  разрабатываются с  грубейшими ошибками. Если бы была возможность сейчас взять и почитать документацию, то там точно не написано, что рыборазводный завод берёт воду из ковша, на котором отстаиваются 55 судов, на берегу расположен асфальтобетонный завод, рядом куча мелких предпринимателей, а некие строительные краны разгружают некую продукцию – не бывает таких проектов», – категорично заявил Ильшат Тангаторов в конце экскурсии по заводу. – «Строительство объекта должно быть цельным, неразрывным участком, без вмешательства со стороны. Это всё равно, что приобрести автомобиль, в багажнике которого лежат чужие вещи, а задний салон арендован незнакомыми людьми».

После посещения рыбозавода ряд вопросов так и остался невыясненным – к примеру, каким образом при разработке проектной документации были допущены столь нелепые ошибки. РИЦ с связался заместителем директора по проектно-сметной документации УКСа округа Петром Гуменным, который заявил, что «проект утверждён правительством округа и в настоящее время выполнен в полной мере». Ответы на другие вопросы получить не удалось, поэтому в УКС округа был отправлен редакционный запрос.  В течение 10 дней мы надеемся получить более подробную информацию о том, как были потрачены бюджетные деньги, почему завод так и не заработал при полном выполнении проектных задач, как будут устраняться означенные недостатки, и когда югорчанам стоит ожидать запуска долгожданного объекта.

Автор:  Алексей ТИХОНОВ


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку