Подробно...

06.10.2010 00:00

Ведущий: Добрый вечер, дамы и господа! Гость нашей программы сегодня -  представитель окружной организации солдатских матерей и семей погибших защитников отечества Югры Ирина Филипповна Браун. Здравствуйте! Тема нашей сегодняшней программы: «Армия сегодня. Взгляд солдатской матери». 

Ведущий: О чем говорят ребята, которые служат. На что жалуются в течение года тех письмах, которые приходят к вам в организацию и родителям домой? 

Ирина Филипповна Браун: Сейчас письма не пишут, в основном звонят. Ребята, не подготовленные психологически, поэтому им очень тяжело начинать службу. Стараемся ребят настроить на службу, что год – это не много, чтобы они постарались отслужить и отдать этот год Родине нашей.

Ведущий: Сегодня есть старослужащие, которые  служат два года? 

Ирина Филипповна Браун: Нет. Сегодня они полгода привыкают армии, полгода собираются домой. 

Ведущий: Им разрешают пользоваться мобильными телефонами? Позвонить вечером маме или в организацию солдатских матерей? 

Ирина Филипповна Браун: Да с 1 января 2010 года пользоваться телефонами разрешили всем, но в свободное от службы время. 

Ведущий: Согласно уставу у солдата нет свободного времени?!

Ирина Филипповна Браун: Есть. Во время обеда, после обеда, вечером у них есть свободное время. Так что могут они позвонить. Только что в течение года разных часовых поясах служат: Дальний Восток с нами 5 часов разница, Калининград  3 часа. 

Ведущий: Какие ещё вопросы возникают чаще всего? Может быть какие-то неуставные отношения? 

Ирина Филипповна Браун: Бывает, что старослужащие узнают о родителях новобранцев и как бы шантажируют их и родителей. Если вам поступают звоночки, касающиеся шантажа, сразу же обращайтесь ко мне или в милицию. 

Телефонный звонок: С условным сроком берут в армию?  

Ирина Филипповна Браун: С условным сроком нет. 

Ведущий: Ирина из Сургута спрашивает: «Часто ли Вы бываете в военных частях, и что там происходит? Есть ли дедовщина сегодня в армии?» 

Ирина Филипповна Браун: На сегодняшний день 4,5 месяца была в течение года в Калининградской области. Приехав оттуда через две недели, уехала на Дальний Восток во Владивосток, Хабаровск, Уссурийск. Оттуда приехав, через 4 дня уехала Москву. Мы ездим, потому что по телефону некоторые вопросы решить невозможно. 

Ведущий: Выезжаете уже по какому-то сигналу конкретному? 

Ирина Филипповна Браун: Да, родители обращаются с определённым вопросом. Это разные вопросы, но в основном  - дедовщина. Если на службе психологически кто-то не сломался, прекрасно, он служит нормально, а кто сломался, того начинают давить. Бывают из ряда вон выходящие случаи, как например, когда я ездила в Уссурийск. Ко мне обратились родители, мальчишку которых психологически давили, издевались. Против парня, который издевался над ним, вел себя не по уставу, было возбуждено уголовное дело, его наказали, было судебное разбирательство, а сломавшегося мальчика с нервным срывом комиссовала, отправила домой.

Телефонный звонок: Я - мама мальчика, который служит на Дальнем Востоке. Хотела бы сказать большое спасибо Ирине Браун. Большое спасибо от матерей и от себя лично, за то, что она была на Дальнем Востоке. Мне сын звонил, сказал, что приезжала, представитель от комитета солдатских матерей, накупила им много разных вкусностей. Я ей очень благодарна за поддержку наших сыновей. 

Ведущий: Мы только что говорили о Дальнем Востоке – вот вам и подтверждение, что не зря вы съездили. 

Ведущий: Игорь из Нефтеюганска спрашивает: «С какими проблемами чаще всего  обращаются в комитет солдатских матерей?» 

Ирина Филипповна Браун: Мальчики, которые еще не служили, спрашивают, с какими болезнями не берут в армию, а кто в армии – о шантаже. Зная хорошо части, зная лично многих командиров, некоторые вопросы удается решать прямо по телефону. 

Ведущий: Что касается офицерского состава, насколько он изменился в лучшую или в худшую сторону. Закрывают ли они глаза на то, что происходит в казарме вечерами. Конечно, офицеры есть разные, но как вы считаете? 

Ирина Филипповна Браун: Чем меньше часть, тем больше там порядка. Чем больше часть, тем намного сложнее. Кадровые офицеры, не всегда понимают, но кто хочет служить, кто хочет быть офицером, те конечно и служат и стараются ребят понимать. 

Телефонный звонок из Мегиона: Может ли новобранец, имеющий ребёнка служить вблизи от дома?  

Ирина Филипповна Браун: Конечно, тех, кто обращается с таким вопросом, мы берем во внимание и стараемся определить на службу поближе к округу. 

Ведущий: Вы решаете этот вопрос с комиссариатом ХМАО-Югры ? Идут ли Вам навстречу? 

Ирина Филипповна Браун: Нет, комиссариат не решают. Всё решается в призывном пункте в Пыть-Яхе. Мы стараемся, по возможности, решать такие вопросы, в  нашем окружном призывном пункте. 

Ведущий: В видеосюжете были приведены цифры, что около 670-ти уклонистов было в весенний призыв и примерно такое же число ожидаются в осеннем.  Как вы считаете адекватные ли это цифры для населения Югры? И что движет теми людьми, которые всеми силами стараются до 27 лет уклониться от службы в армии?

Ирина Филипповна Браун: Я считаю, что те, кто уклоняется, делают себе только плохо. Ведь всё равно в течение года армии формируется мужской характер. Например, доктор, узнав, что я была на дальнем востоке, сказал, что если бы не  Морфлот, то не стал бы он никогда врачом. Я считаю, что нужно служить. 

Ведущий: Вы считаете 700 человек - это немного? 

Ирина Филипповна Браун: Я считаю, что, в принципе на полтора миллиона – немного. Ребята, которые получили высшее, среднетехническое образование, все стараются отслужить. Потому что это дает им возможность идти дальше по служебной линии. 

Телефонный звонок: В данный момент офицеров ставят на казарменное положение или не ставят? У нас такого не было, всех офицеров, если что случилось, ставили на казарменное положение. 

Ирина Филипповна Браун: Да, конечно, ставят. 

Ведущий: Екатерина из Сургута: «У меня сына забрали весной в течение года армию. Он скрыл что у него братик инвалид. Могли ли его не забирать или могут ли вернуть из армии? Я без мужа воспитываю мальчика инвалида 3 года. Забрали в течение года в Москву. Говорите – нет дедовщины, дедовщина есть. Я не могу поехать проведать даже его». 

Ирина Филипповна Браун: Вы позвоните мне, мы этот вопрос серьёзнее разберем. 

Ведущий: А вообще, если парень скрыл, что брат инвалид, это может являться причиной не идти в армию? 

Ирина Филипповна Браун: Нет, это не может являться причиной. А с его частью надо разбираться! Потому что есть такие случаи и надо их пресекать. 

Телефонный звонок: Добрый вечер! У сына судимость уже снята, был условно осужден. В армию его возьмут или нет?

Ирина Филипповна Браун: Да, в армию возьмут. 

Ведущий: Светлана Викторовна из Ханты-Мансийска спрашивает: «Я – мать-одиночка, у меня трое детей, младшим детям до 8 лет. Могут ли забрать моего старшего сына в армию?» 

Ирина Филипповна Браун: Да, могут. У нас нет ещё пока такого закона, чтобы старшего брата не забирать. 

Телефонный звонок: Добрый вечер! Михаил из Сургута. У меня весной сына забрали, он попал в Астраханскую область. Я приехал к нему на присягу: три раза кормят, одевают, обувают. После обеда у них сон час. В 7 часов утра подъем. Чего им жаловаться. Я служил в 90-е годы, мы только квашеную капусту и кушали. 

Ирина Филипповна Браун: Часть части – рознь. Я ещё раз хочу подчеркнуть: там, где бригады большие, там сложнее, а которые маленькие – там намного лучше. 

Телефонный звонок: Карпова Валентина Михайловна. У меня служит внук. Он семейный: сыну 6 лет, его отправляют  в Таджикистан. Имеют ли право они его отправить? 

Ирина Филипповна Браун: Вы с этим вопросом ещё раз ко мне обратитесь по телефону. Контактный телефон: 8 (34672) 58689. 

Ведущий: Татьяна Васильевна из Нягани спрашивает: «Насколько  я знаю, Вы недавно были с проверкой в Хабаровске, с чем связана эта проверка» Но мы уже об этом говорили. И, наверное, последний звонок на сегодня. 

Телефонный звонок: Галина, Нягань. Наши мальчишки проходят службу в  Таджикистане. Положение сами знаете, там какое. Вовремя ли придут они домой. И почему их туда отправляют? 

Ирина Филипповна Браун: Отправляют потому, что подписан договор о сотрудничестве. Не мы решаем, куда кого отправлять. По закону все должны заканчивать службу вовремя, их не должны задерживать. 

Телефонный звонок: Анатолий, Ханты-Мансийск. Я офицер, месяц назад уволился из вооруженных сил. Мне кажется, что вы однобоко освещаете проблему потому, как все проблемы, которые сталкиваются в армии, закладываются здесь. Ведь никто не воспитывает будущих солдат, этим практически никто нигде не занимается. Солдат приходит неподготовленный, слабый. Этим нужно заниматься со школы, или даже с детского сада, чтобы солдат был готов и физически, и морально. Чтобы дружил со спортом, а не с водкой и сигаретами. 

Ирина Филипповна Браун: Да, мы стараемся подготовить мальчишек, но этого, конечно же, мало. Основное, конечно же, это семья. Как мама с папой настроят мальчишку, так и пойдёт. 

Ведущий: Спасибо, Ирина Филипповна, что нашли время для участия в течение года нашей программе в вашем жестком графике, когда вы только успеваете проверять как там дела у наших мальчишек на Дальнем Востоке, в Москве и на дальних рубежах нашей Родины. Я напомню, в гостях у нас была председатель окружной организации солдатских матерей Югры Ирина Браун. Это программа «Частный вопрос», меня зовут Юрий Карпекин.

 


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку