Подробно...

08.11.2010 00:00

Геннадий Бухтин: «Работаем планомерно и аккуратно. Шашкой над головой лишний раз махать не стоит»

В Югре готовится к принятию одна из самых дорогостоящих целевых программ – «Обеспечение экологической безопасности» на 2011-2013 годы», финансирование которой на трехлетний период превышает 33 млрд рублей. Впрочем, большую часть этих средств обеспечат нефтяные компании Ханты-Мансийского автономного округа, заинтересованные в её выполнении не меньше правительства региона. Какие приоритеты ставят перед собой окружные экологи, сколько стоит противопаводковая дамба и что грозит нефтяникам, не выполнившим план по утилизации попутного нефтяного газа хотя бы на одном месторождении, корреспонденту РИЦ рассказал заместитель губернатора округа Геннадий Бухтин. Подробности – в первом интервью куратора экологического блока Югры. 

– Геннадий Федорович, в рамках программы по обеспечению экологической безопасности Югры  в 2011 году предусмотрена разработка схемы обращения с отходами на территории региона. Что это за план и какие меры он предполагает?

– В рамках данного пункта программы нам, правительству округа, необходимо разработать схему управления отходами с учетом схемы территориального планирования и развития инфраструктуры округа. Требуется определить, какие отходы у нас в округе вообще образуются, провести анализ основных групп и источников их образования. В том числе их морфологический состав для каждого поселения и муниципалитета с целью возможности дальнейшей переработки. По итогам 2009-го года было образовано 3 млн 112 тыс. тонн отходов в целом по округу. Из них коммунальных отходов 811 тыс. тонн, а промышленно-производственных – 1 млн 968 тысяч. Это как раз нефтяной и буровой шлам по большей части. На начало 2010 года также требовали решения проблемы по утилизации или захоронению 3 млн 433 тыс. тонн отходов, оставшихся на предприятиях.

– А что с полигонами по утилизации твердых бытовых отходов? На сегодня это одна из главных экологических проблем округа. Сколько полигонов функционирует в Югре на данный момент, какое количество предполагается построить в ближайшие три года?

– В настоящее время основу обращения с отходами составляет их захоронение на объектах размещения, без последующей переработки. В регионе используется 119 объектов размещения отходов, из них 58 – это полигоны ТБО, а 61 – санкционированные свалки. Дополнительно по муниципальным образованиям мы готовим строительство ещё 9-ти. Принято решение осуществлять отбор муниципалитетов, где будут строиться полигоны, в соответствии с рядом критериев, среди которых – стопроцентная готовность проектно-сметной документации, оформленный землеотвод, межмуниципальный характер полигона и гарантия софинансирования строительства не только из местного бюджета, но и за счет средств частных структур, которые работают или готовы работать на территории данного муниципалитета.

Округ финансирует около 1-го миллиарда рублей, порядка 100 миллионов в строительство вложат муниципалитеты, частично профинансирует бизнес. Всего за три года обеспеченность районов Югры полигонами ТБО должна вырасти с 30% до 46%.

– Но при этом в течение следующего года этот показатель увеличится лишь на 1%.

– Вы должны понимать, что сейчас наша программа только начинается. В 2011 году стартует финансирование её мероприятий. Пока все деньги придут – уже и год пройдёт. Следующий год отдан на подготовительную часть, а 2012-2013 – на запланированное строительство.

– Наибольшие затраты в рамках программы понесут компании-недропользователи округа. По-видимому, их средства пойдут в основном на утилизацию ПНГ?

– Да, в программе прописаны мероприятия, которые обеспечивают недропользователи. Общий объём привлеченных от нефтяников средств составляет 32 миллиарда, из которых 22 пойдут на выполнение плана по утилизации попутного нефтяного газа. Ещё часть – на рекультивацию нефтезагрязненных земель. Обратите внимание – на эту часть из бюджета округа не вкладывается ни копейки. Предполагается, что за три года мы добьёмся от нефтяников 95%-ного уровня утилизации ПНГ и сократим площадь ранее загрязненных земель нефтепродуктами на 40%. Естественно, компании должны не только устранять загрязнения, которые они допустили в текущем году, но и рекультивировать ранее загрязненные земли.

– Тем не менее единственной компанией, уже превысившей эту планку, сейчас является «Сургутнефтегаз». В свою программу по утилизации ПНГ он вложил более 18 млрд рублей. Не слишком ли оптимистичные прогнозы?

– Нет, вполне адекватные. Это ведь не с нуля, общий уровень использования ПНГ сейчас составляет 86,5%. То есть средства в эти 86,5% уже вложены, а сейчас идёт наращивание мощности, на которое и пойдут 22 миллиарда.  Но здесь есть одна тонкость – этот уровень, 95%, должен быть достигнут не компанией в целом, а по каждому её лицензионному участку, разрабатываемому предприятием. А сейчас на некоторых участках уровень не превышает 15%, на других, которые только начали осваиваться, утилизация вообще не ведётся. И с этим огромная проблема: компания может в целом выполнить программу, но по отдельному участку не успеть. И теперь нефтяники этот вопрос вынесли на обсуждение. Предлагают внести изменения. К примеру, если участок только что получен и началось его освоение, то в лицензию включается график, по которому будет утилизироваться ПНГ. То есть в один год 20%, в другой – 40% и так далее. Иначе при существующей системе в 2012 году недропользователи могут лишиться лицензий на некоторые свои участки.

– Известно, что в зоне подтопления паводковыми водами находится около 60 поселений, а округ в результате половодья несёт ущерб в сотни миллионов рублей. Тем не менее в проекте программы заложены только три дамбы на сумму около 300 млн рублей. В чём причины экономии?

– Все же в бюджете округа есть определенные лимиты. На нашу экологическую программу выделено 1,5 млрд рублей. Исходя из приоритетов – а важнейшим сейчас является обеспечение территорий округа полигонами ТБО, – мы выделяем миллиард на полигоны. 300 миллионов закладываются в строительство,точнее достройку, дамб обвалования, что раньше уже были профинансированы, но не были завершены.

Ещё предусмотрено проведение обследования водозащитных сооружений населённых пунктов округа. Это мероприятие сродни инвентаризации, на него выделено 9,6 миллиона рублей. Проблема в том, что мы не можем поставить все эти гидротехнические сооружения на баланс муниципалитета – они в большинстве своём не соответствуют ни СНиПам, ни каким-либо другим нормам. Нет проектов, нет актов приемки, соответственно, мы не можем финансировать и поддерживать объекты в нормальном состоянии. В своё время предприятия или поселения их возводили хозяйственным способом. Сейчас необходимо нанять компанию, которая займётся проверкой объектов, посмотрит, соответствуют ли они СНиПам, какой проект надо будет разработать… Дальше уже правительство будет смотреть и составлять график, рассчитывать, какие деньги потребуются. Но скажу сразу – объём средств нужен колоссальный. Скажем, сейчас мы рассматриваем строительство дамбы в деревне Белогорье в Ханты-Мансийском районе. Финансирование проекта – порядка 500 миллионов рублей. Столько дамба стоит, и учтите, что в деревне живёт 350 человек. Такая же ситуация, как с дорогой, строительство которой недавно рассматривали. Но с другой стороны – если и дамба, и дорога будут построены, то деревня получит огромный толчок в развитии – от Ханты-Мансийска до неё 20-30 минут на машине. Поэтому нам и требуется комплексный анализ этой проблемы по всем муниципалитетам и поселениям Югры. Сейчас таких данных просто нет. Естественно, гидротехнические сооружения очень дорогие, и единовременно строительство всех объектов мы себе позволить не можем. А обследовать сейчас, с заделом на будущее, – можем. Тем более, что есть поручение губернатора по этому вопросу. По крайней мере, сможем понять, как в итоге надо будет поступить.

– Один из руководителей надзорного ведомства, занимающегося вопросами соблюдения природоохранного законодательства, отмечал, что действующее законодательство в части штрафов и санкций в отношении нарушителей чересчур мягкое. Денежные штрафы в 100-200 тысяч рублей – для нефтяников с миллиардными оборотами это просто ничто. Ужесточение мер не планируется?

– Действительно, такой вопрос сейчас звучит. Но мы все же действуем в рамках законодательства и осуществляем свои полномочия так, как установлено. Другого способа сейчас нет. Скажем так – ужесточение санкций сейчас рассматривается. В частности, предложения Министерства природных ресурсов по увеличению штрафов. Когда они будут внесены в законодательство и будут ли внесены вообще – сказать сложно.

Точно будут увеличены штрафы за невыполнение программы по утилизации попутного нефтяного газа. Скажем, если по наступлению 2012-го года компания не достигнет уровня в 95%, то штраф за сверхлимитные выбросы будет увеличен от 4,5 до 6 раз. А после 2014-го года – увеличатся в 1 000 раз. Плюс возможное лишение лицензии по конкретному участку. Санкции очень жёсткие.

– А данные по утилизации газа – как и кем ведётся их учёт? Проверяется ли достоверность?

– Есть методики учёта ПНГ, утверждённые Минприроды и правительством РФ, есть узлы учёта ПНГ, устанавливаемые на предприятиях. Правда, их сейчас всего процентов 30 от требуемого количества, да и сами они в большинстве своём старые.

Сейчас стоит другой вопрос. Расходятся данные по выбросам загрязняющих веществ в атмосферу , которые публикует Всемирный банк и Росстат. То есть, по информации банка уровень выбросов по Российской Федерации, в том числе и по округу, выше, чем говорит нам Росстат. При этом различаются и данные по утилизации попутного нефтяного газа у Росстата и Минэнерго. То есть ситуация такая – два ведомства приводят разные данные, которые при этом отличаются от сведений третьей организации. Значительно отличаются, проще сказать, что в 2-3 раза. Вопрос в применяемых методиках оценки: у банка свои, у нас – тоже.

– И как округ планирует установить истину? Как вообще проверяется достоверность сведений о загрязнениях и рекультивации нефтезагрязненных земель, предоставляемых нефтяниками?

– Сейчас мы закупаем данные космического мониторинга, по которым после обработки можно с точностью судить о реальных объемах загрязнений той или иной компании. Разрешение снимков – до трёх метров. Хотя так обычно снимают города и населенные пункты, а общие снимки лицензионных участков нефтяных компаний – от 10-ти до 30-ти метров. В принципе, по ним с очень высокой точностью определяется зона загрязнений. Дальше начинаем работу с недропользователями: они нам дают свою информацию, мы сравниваем её с нашими данными.

– И что, совпадения случаются?

– Когда как. С одними совпадают, с другими резко расходятся. Естественно, компании заинтересованы в занижении уровня ущерба от своей деятельности. У нас контроль над ликвидацией разливов нефти прописан в постановлении окружного правительства. В нём же обозначено обязательное предоставление информации всеми хозяйствующими субъектами округа, деятельность которых потенциально опасна для экологии.

– По недобросовестным подрядчикам у вас такие данные есть? Это сегодня одна из самых закрытых частей нефтяного бизнеса. Как планируете работать с организациями, якобы занимающимися переработкой бурового шлама?

– Да, действительно, у нас есть поручение губернатора о разработке реестра недобросовестных подрядных организаций, занимающихся отходами нефтедобычи. И совместно с Росприроднадзором мы его создадим. Но сама проблема намного глубже. Необходимо вносить изменения в закон об отходах производства и потребления – именно в нём сказано, что отходы являются товаром. И некоторые нефтяные компании, вместо того чтобы собственными силами переработать или утилизировать остаточные продукты нефтедобычи и тратить на это серьезные деньги, поступают намного проще. По конкурсу заключается договор с подрядчиком – по сути, непонятно какой компанией, неведомым образом получившей лицензию Ростехнадзора на переработку и утилизацию отходов. Якобы у подрядчика в пользовании есть уникальная технология по переработке шламов. Причём эти компании, как правило, выставляют в целях экономии низкие цены на переработку отходов, за которые этот объем ну никак нельзя переработать. А они, подрядчики, берутся. Невозможно переработать реально – попросту сваливают где-нибудь. И никакого надзора за ними нет. Нефтяников мы хотя бы можем проконтролировать до момента передачи шлама предприятию. А потом – уже после передачи – собственником становится компания-утилизатор. А она может быть и пустышкой, и передать эти отходы ещё кому-нибудь… Допустим, одно предприятие надзорные ведомства прикроют – на его месте ещё одно появится. Вспомните тот же «Росэкопром», связанный с загрязнением реки Вах, – там была похожая ситуация.

Для борьбы с такими подрядчиками мы внесли свое предложение в закон об отходах производства и потребления – чтобы отходы до полной переработки или хотя бы в течение 6 месяцев после передачи оставались в собственности нефтяной компании, и она несла за них ответственность. Иначе подрядную организацию попросту обанкротят или ликвидируют, а потом попробуй найти ответственного человека. Ущерб будет колоссальный. Все ведомства о таких фактах знают, но юридически зацепить предприятие очень сложно, тем более – при хороших юристах.

– Ну, это ещё судебные тяжбы по истории с Вахом и «Росэкопромпереработкой» показали.

– Да, с Вахом ситуация показательная. Есть решение суда. Приставы, к примеру, опечатывают транспорт. Компания этот транспорт перепродаёт своей же московской фирме, заново регистрирует в Регистрационной палате, и всё – юридическое лицо уже другое, на него судебное решение не распространяется. Дошло до того, что сейчас приставы на этом заводе находятся ежедневно. Но работы все-таки прекратили 18-го октября.

–  Кстати, тема загрязнения реки Вах была поднята как раз населением. Точнее, общественниками-экологами. Как планируете работать с общественными организациями, занимающимися экологическим надзором?

– К работе с общественниками мы готовы всегда, периодически встречаемся, обсуждаем наболевшее. Сейчас рассматривается вопрос о создании координационного совета, в который войдут представители всех федеральных, окружных органов, которые занимаются вопросами экологии, общественности. Я это вижу так: раз в две недели или в месяц будут собираться вместе все, кто работает в нашей сфере, и координировать планы на ближайший период. Таким образом, мы вместе сможем бить в одну точку, решать проблему слаженными усилиями. Однако работать следует аккуратно, шашкой попросту махать не стоит. В округе стоит вопрос накопленного за 40 лет экологического ущерба. И заявлять о том, что вот сейчас за полгода-год мы сразу ликвидируем эти накопления, не стоит. Работать надо планомерно и спокойно.

 Беседовал Андрей ЗАГУМЁННОВ


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку