Подробно...

24.02.2011 00:00

Ведущий: Впервые в этом году в рамках Международного фестиваля кинодебютов «Дух Огня» демонстрируются фильмы двух югорских режиссеров, причем документалистов. Факт достаточно примечательный с учетом того что «Дух Огня» - это конкурс игровых фильмов. Это программа «Без посредников». Меня зовут Алексей Кудрявцев.  Почему в программу фестиваля были включены работы сургутских документалистов и что это были за фильмы, прямо сейчас узнаем у сургутского режиссера-документалиста Ольги Корниенко. Здравствуйте!

Ольга Корниенко: Добрый день!

Ведущий: В рамках фестиваля была ретроспектива Ваших фильмов, предыдущих работ, была одна премьера, всего четыре фильма Вы выставили на фестиваль о жизни, быте и традициях коренных народов.  Есть что-то, что объединяет эти картины?

Ольга Корниенко: Земля Югра. Кстати, последнее время мы выходим за пределы Югры. Уже есть картины о мансийской женщине, есть премьера о человеке, который живет на границе округов, но, тем не менее – земля. Четвертый фильм - это исторический сериал об освоении Сибири.

Ведущий: Вы сказали, что на этот раз на фестивале было сделано исключение из правил. Показ документальных фильмов на фестивале игровых, художественных  фильмов.  С чем это связано, и кто был инициатором включения Ваших фильмов в программу фестиваля?

Ольга Корниенко: Если рассказывать историю моего попадания на фестиваль, то это вся моя творческая жизнь, все последние 15 лет работы. В прошлом году во время «Духа Огня» я скиталась в очередной раз по Европе. Когда я вернулась домой, мои друзья сказали мне, что новый Губернатор в своем обращении сказала, что в следующем году она хотела бы видеть наших югорских авторов.  Неужели у нас в Югре что-то перевернулось, потому что мы настолько привыкли позиционировать Югру камерами иностранных представителей, москвичей, то есть кого угодно, а местные «вымывались» последние годы, чуть ли не целенаправленно. Мы стучали в закрытые двери, но нас не видели. Когда начался «Золотой бубен», я опять уехала за границу, мне позвонили и сказали, чтобы я выставила картину на «Бубен». И тут я подумала, что значит, возвращают местных производителей. Мне предложили на «Золотом бубне» ретроспективу, и идея, собственно, перешла оттуда.  Потому что «Бубен» переносили, а тут «Дух Огня». Так в последний момент появилась программа документального кино. Но это тоже не последний момент, потому что после того, как Наталья Владимировна в этом году вышла на сцену и сказала фразу, которую я буду помнить всю жизнь.

Ведущий: На торжественном открытии?

Ольга Корниенко: Да, которую слышала вся Югра: «Говорят, что северяне народ справедливый, но мы будем болеть за своих».  После этого я поняла, что я с «Духа Огня» не уйду! Конечно, игровое кино нужно снимать загодя, конечно,  для игрового кино нужен и другой бюджет. Я не стремлюсь снимать игровое кино, потому что мне безумно нравится документальное. Оно сложнее, его сложнее снимать.

Ведущий: Почему Вам нравится снимать именно о коренных народах? Что хотите донести до своего зрителя?

Ольга Корниенко: Не все мои фильмы о коренных народах. Это я перестаралась.  Видимо, уже сложился такой имидж, что Корниенко – режиссер этно-документального кино. Но об этой части я с удовольствием говорю, и даже премьера нового фильма, который мне чрезвычайно дорог и дорог всей съемочной группе, «Шашупе», еще раз говорит о том, что я не смогу отказаться от документального кино. Если начать с личного, то это просто спорт, сможешь ты или нет. Этот человек не актер, и он никогда не будет актером, мой герой. Я никогда никого не попрошу что-либо сделать. Нет, эти фильмы тем и дороги, и ценны, что эти люди живут своей жизнью с минимализацией моего вмешательства.  Перед «Духом Огня» мы отправляли две картины в Берлин для Всемирных Дельфийских  состязаний. После «Духа Огня» я поеду в Саранпауль, там будет слет оленеводов и две авторские встречи.  Это уникальный срез нашей земли. Мы все знаем Югру роскошной, праздничной, нефтяной, но рядом есть другая Югра. И она не менее красива и трогательна. Поэтому насколько хватит сил, души, энергии, я буду собирать эти куски по самой глубокой тайге, самой глубокой тундре и передавать людям, которые не видели и, может, никогда не увидят этого.

Ведущий: Сейчас мы видим  кадры из Вашей картины «Шашупе». Что это за картина и что такое «шашупе»?

Ольга Корниенко: Этот фильм мне чрезвычайно дорог. Он длится 56 минут, и это самый длинный мой фильм. Я пыталась заставить себя вырезать оттуда 4 минуты, по стандарту 52, но я не могу вырезать оттуда ни фрейма. И люди просят: «Оля, здесь нет ничего лишнего».  Мы разговаривали с оператором из Сургута с Ксенией Артемьевой, и она тоже говорит, что нет ничего лишнего.  Сейчас мы готовим большую встречу в стиле Александра Гордона в Сургуте с обсуждением, как надо учиться жить у таких людей. Наш фестиваль называется «Фильм – как искусство», а здесь жизнь – как искусство. Обратите внимание, человеку 70 лет, он каждый день встает в пять утра, идет и делает зарядку. Кто его заставляет? Никто, он так привык. А «шашупе» в переводе с ненецкого  «пуганый». То есть жизнь его пугала много раз, его не пугает тяжелая работа, потому что он всю жизнь вкалывал. Он беженец, нефть его сдвинула, и он приехал сюда и вынужденно здесь живет. Он один поднял восьмерых детей, когда умерла жена. Казалось, его уже ничем не испугаешь, но тут на его порог пришла еще одна беда. Огромное невиданное освоение стоит перед этой территорией. Испугает ли оно его? Как он себя поведет?

Ведущий: Как Вам удается найти контакт? Мы видим, что главные герои практически не замечают Вашего присутствия.

Ольга Корниенко: Мне как-то чрезвычайно везет, я прихожу на стойбище первая. Может быть, потому что они очень глубоко.  До меня не было камеры у Аленки, у Евдокии и у этого человека тоже не было никого. Они сами по себе - открытый народ. Мы специально ездили на слет оленеводов в Нун Тоа, чтобы спрашивать разрешение. И только потом, в августе, мы поехали.

Ведущий: Вы уже сказали, что много ездите за границу. Это в основном международные фестивали документальных фильмов?

Ольга Корниенко: Нет, ни в коем случае.

Ведущий: Где больше интерес к такому кино? В России или заграницей? И почему?

Ольга Корниенко: Интерес везде. Потому что авторские встречи на нашей территории показывают, что мы не знаем свою землю. Люди первый раз видят, как ханты живут в лесу.  Ханты – это люди с очень тонкой душой, они живут в гармонии с природой. Нам еще учиться и учиться у этих людей. Интерес везде одинаковый, но аудитория должна быть целенаправленная.

Ведущий: Завтра еще один показ Вашего фильма. Где он будет проходить и во сколько?

Ольга Корниенко: Малый зал в Центре одаренных детей Севера в 15.00.  Это будут исторические хроники Югры, какие-то вырезки, потому что сериал не покажешь. Этот сериал тоже мне очень дорог, потому что я сама для себя открывала историю, когда мы его снимали, и там есть много таких фрагментов, которые мы восстанавливали или реконструировали по ходу съемок. Я уверена, что люди уйдут из зала, открыв для себя что-то новое.

Ведущий: Ольга, как Вы думаете, после сегодняшнего показа, документальное кино может перерасти во что-то большее? Есть ли будущее?

Ольга Корниенко: Я уверена, что это, обязательно, перерастет, потому что сейчас идет работа с обеих сторон, чтобы на последующих фестивалях «Дух Огня» демонстрацию документалистики сделать уже одним из конкурсных направлений этно-документального кино. Поэтому оно будет присутствовать всегда.

Ведущий: Спасибо,  что пришли, желаю Вам зрительского интереса. О перспективах документального кино Югры без посредников рассказала участница Международного фестиваля дебютного кино «Дух Огня» режиссер-документалист Ольга Корниенко.

Автор: Надежда Елфимова, телекомпания Югра

 


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку