Подробно...

30.03.2011 00:00

По Югре прокатилась волна телефонного терроризма. По данным, предоставленным пресс-службой УВД, ежегодно на номер телефона дежурной части поступает свыше 300 000 звонков.  В том числе и сообщения о якобы заложенных где-то взрывных устройствах – в школах, вузах, больницах, вокзалах, торговых комплексах. В 2010 году таких сообщений было 28. Основная доля пришлась на УВД по Сургуту – 8, УВД по Нефтеюганску – 8, УВД по Нижневартовску – 5. За неполных три месяца 2011 года поступило уже 9 звонков, из них в УВД по Нижневартовску – 3, 2 по Ханты-Мансийску, где усиленно минируют Медицинскую академию. Докатилась эта волна и до Березово… При этом простое статистическое сравнение позволяет сделать вывод о росте количества таких преступлений. К примеру: в 2008 году по округу было зарегистрировано 20 сообщений об угрозе террористических актов. 

Города Зауралья попали в зону активного телефонного терроризма недавно. Алгоритмы и частота звонков и электронных писем позволили некоторым политологам сделать скоропалительный вывод о хорошо спланированной акции, цель которой запугать население, оправдать введение жестких мер контроля, подтверждение слов Доку Умарова о полномасштабной войне и т. д.  Но вот запугать, судя по реакции населения, не очень получается.  Скорее, мешают работать. В первую очередь, силовикам, у которых и так дел очень много.

Около 90 процентов заведомо ложных сообщений о теракте поступают с так называемых серых, не зарегистрированных сим-карт, через Интернет, с общедоступных ай-пи-адресов, из интернет-клубов, из различных точек «вай-фай». Интернет только создает видимость «интимного»  присутствия в Сети. Даже специальные программы генерирования ай-пи-адресов не гарантируют сохранения инкогнито. Это, конечно, усложняет поиск, но УВД и региональное управление ФСБ Росси по Тюменской области весьма быстро устанавливают «шутников». 

Примеры:

29 сентября 2009 года пятиклассник из Ханты-Мансийска «заминировал» по телефону свою школу. Правда, он не уточнил, какая это из школ города. Поэтому эвакуировали все школы и даже детский сад, который находился поблизости к одной из школ. 200 сотрудников милиции, ФСБ, МЧС прочесывали здания, чердаки, подвалы. Взрывных устройств не обнаружили, а вот мальчика нашли быстро. Судьба этого ребенка не так проста. Воспитывала его бабушка, с которой у него, по его словам, возник конфликт. Теперь школьника будут воспитывать в детском доме…  

Сургутским районным судом вынесен обвинительный приговор в отношении 29-летнего жителя поселка Ульт-Ягун Анатолия Бида, который в ноябре прошлого года «заминировал» рейс Сургут-Краснодар, чтобы помириться с любимой. 1 год и три месяца в колонии-поселении по приговору суда  он будет мириться с ограничением своей свободы.  

Почти 100 тысяч рублей ущерба по гражданским искам пришлось заплатить 25-летнему сургутянину М., который,  находясь в состоянии алкогольного опьянения, позвонил по телефону 033 и сообщил о готовящемся взрыве в развлекательном комплексе «Вавилон».  Своими действиями он парализовал работу не только развлекательного центра, но и отвлек силы правоохранительных органов и служб города.  1 год лишения свободы и оплата исков – результат пьяного звонка.  

По данным ФСБ,  намедни в Северной Осетии был задержан интернет-террорист, который был причастен к ложному минированию вузов страны. Есть предположения, что и нашей Медакадемии. Свыше 20 городов подверглись атакам интернет-террористов.  С арестованным работают следственные органы…

По статистике, около 60 процентов ложных сообщений поступает  о минировании различных учебных заведений. И тут есть вопрос к родителям нерадивых учеников и студентов. Расскажите своим чадам, что телефонных террористов ловят. Ловят – это точно. Потом судят. Какое последует наказание? Статья 207 УК гласит: «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма, о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет».

В Москве известен случай, когда одна дама бальзаковского возраста «заминировала» дом, только для того, чтобы проверить во время эвакуации, а  находится ли в этом доме ее муж с любовницей. Были случаи, когда речь шла вообще о шутке. В пьяной компании один вышел покурить, а заодно пошутить – посмотреть, как будут эвакуировать его товарищей. Третий вариант: пенсионеру не понравилась машина, которую парковали у его подъезда, он ее «заминировал». Теперь оплачивает из скромной пенсии «разминирование» ненавистного авто. И дети… Дети, которые мстят преподавателям, продляют каникулы и отменяют контрольные. Большинство из них оказываются из вполне приличных семей. И родители, которые оплачивают взрывные «шалости» несовершеннолетних, потом удивленно разводят руками.

Как назвать тех, кто занимается телефонным терроризмом? Дураками и вредителями? Будет мало. Хочется назвать их жалкими трусами, которые пытаются решить свои ничтожные проблемы за счет трагедии современного общества. Им трудно понять, что в тот момент, когда те, кто отвечает за нашу безопасность, едут по ложному вызову, они теряют драгоценное время, которое могли бы потратить на то, чтобы бороться с реальной опасностью. Им трудно понять, что скорая помощь, которая едет по ложному вызову, может после этого не успеть к реально умирающему. Они не понимают, что у тех, кого спецслужбы вынуждены эвакуировать из якобы заминированных объектов, может случиться сердечный приступ, он будет на совести незадачливого ученика или нерадивого студента.

Между тем, если вам все-таки позвонили с угрозами, не нажимайте клавишу отбоя, даже если другой абонент уже положил трубку. Канал связи сохранится еще полтора часа. Свяжитесь с оператором связи  спецслужбами, вычислить телефонного маньяка будет уже делом техники… Кстати, диспетчер оператора связи должен вам предоставить номер звонившего без каких-либо проблем. Имя, фамилию, место проживания не назовут, это данные охраняются законом. Но личные данные на него по вашему заявлению очень быстро получат спецслужбы, если к тому будут основания.

Каждый ложный вызов – это не только боевая тревога для спецслужб и спасателей, это еще и огромные деньги. Наши с вами деньги. Деньги налогоплательщиков. Суммы варьируются от… и достигают шестизначных. Эти деньги могли быть потрачены на социальные нужды, на строительство жилья, на лечение тяжелобольных детей. Но разве для телефонных террористов это аргумент? 

Автор благодарит пресс-службу УВД по ХМАО – Югре и региональное управление ФСБ по Тюменской области за помощь.

Автор:  Сергей КОЗЛОВ


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку