VK547
23.09.2021 10:58
С микроскопом наперевес...

О секретах своей непростой профессии рассказывает Ольга Викторовна Кузьмина, заведующая клинико-диагностической лабораторией Окружной клинической больницы

Легче предупредить, чем лечить

В кабинете нашей героини первым делом бросился в глаза микроскоп на ее столе.

– А как вы думаете? Мы до сих пор без микроскопа обойтись не можем, наша работа связана с ним процентов на восемьдесят, – поясняет Ольга Викторовна. – На мне лежит контроль качества работы сотрудников и наиболее сложные случаи. Если сегодня не посмотрю хотя бы тридцать стекол, значит, день не удался…

И профессионал тут же, без предисловий, начинает погружать журналистов в «интересную тему» – скрининг по профилактике рака шейки матки. Оказывается, в ОКБ его проводят с 2013 года на прекрасном автоматизированном оборудовании, при этом используют метод жидкостной цитологии, который считается «золотым стандартом» диагностики. Он помогает выявить югорчанок с предраковым поражением эпителия.

– Смысл не найти рак, а предотвратить. Он развивается медленно, наша задача выявить предраковые изменения. На этой стадии лечение минимальное, оно не калечит женщину, не мешает ей потом беременеть и рожать здоровых детей. Поэтому любой случай рака шейки матки – это упущенная возможность своевременного скрининга, – считает специалист. – В результате в Ханты-Мансийске с 2018 года число выявленных случаев рака шейки матки снизилось в два раза, раньше выявлялось до 20 случаев в год, сейчас каждый факт становится чрезвычайным происшествием.

Кстати, на недавнем Общероссийском научно-практическом семинаре в Сочи, посвященном женскому здоровью, Ольга Викторовна поделилась опытом работы с использованием современных методов профилактики онкозаболеваний у женщин. Успешная работа специалистов ОКБ вызвала большой интерес медицинского сообщества, ведь рак шейки матки – второй по смертности среди женщин репродуктивного возраста.

Первыми пациентами были куклы

С большой неохотой наша героиня начинает рассказывать о личном:

– Вы обо мне поменьше пишите, лучше о работе нашей лаборатории, – просит она.

Родилась Ольга Викторовна в Тамбове, в простой рабочей семье. А с выбором профессии определилась очень рано:

– Сколько помню себя, в детстве всегда лечила игрушечных «пациентов». Родителям невозможно было оставить дома шариковую ручку – я сразу ее раскручивала, доставала стерженек и начинала брать у кукол кровь на анализ…

В лабораторную диагностику, по ее словам, попала случайно, во время учебы в Курском медицинском институте поначалу даже не представляла, что есть такая специальность. Тем не менее, уже на втором курсе почему-то купила себе «Атлас клеток крови», наверное, предопределивший дальнейшую судьбу…

– Новая работа понравилась, хотя на тот момент нашими основными инструментами были пипетки, пробирки и водяная баня. Это непростой, кропотливый механический труд. Постепенно заинтересовали исследования крови и костного мозга, начала разбираться в специфике и учиться, – вспоминает Ольга Викторовна.

Рывок на север

В 2010 году нашей героине поступило предложение переехать на работу в Ханты-Мансийск, и она согласилась:

– А ведь прежде о существовании такого города я слышала только в прогнозе погоды! Приехала в середине сентября и попала в настоящее «бабье лето». Была крайне удивлена увиденным, в первую очередь – европейским обликом города. Очень хорошо меня приняли, быстро появились друзья, сложились теплые отношения в коллективе. В общем, я здесь прижилась, и вот уже десять лет работаю в Окружной клинической больнице.

В лаборатории под ее началом трудится около 60 человек, основной состав находится в ОКБ, но есть подразделения в онкоцентре и в филиале поликлиники в Самарово.

– Могу гордиться своим коллективом, – считает заведующая. – Большинство сотрудников – настоящие асы своего дела, высококвалифицированные специалисты, замечающие даже мелкие нюансы. Сегодня, например, подошла лаборант и сообщила, что заметила кровь в моче молодой женщины. Это стало поводом сначала перепроверить результаты, а потом позвонить лечащему врачу и сообщить о подозрениях. Главное для нас не просто выполнить анализы, а применить их к конкретному человеку, увидеть за баночками человека.

По словам собеседницы, обычные рутинные анализы позволяют выявить группы риска и предраковые состояния людей. В лаборатории выполняют большой спектр паразитологических, цитологических и гематологических исследований – все, что касается крови и костного мозга, а также общеклинические анализы. Направляют пациентов онкологи, хирурги, гинекологи – при возникновении каких-то подозрений.

– У нас высок уровень автоматизации лабораторных процессов. В 2018-2019 годах произошла частичная замена оборудования, что позволило многие анализы выводить напрямую на компьютер. Поступает оборудование высшего качества, поэтому мы на 99 процентов укомплектованы, как надо. Конечно, есть еще определенные «хотелки», реализация которых стоит в планах, – улыбается Ольга Викторовна.

Кому надо ставить памятники?

Трудно профану разбираться в хитросплетениях медицинских терминов, которыми легко оперирует собеседница, и в логике проведения врачебных манипуляций. Увы, без специальных знаний невозможно понять, что такое «политика критических значений», которая начинает работать при получении аномальных результатов, расходящихся с предыдущими… На мой взгляд, специалистам, которые ежедневно и еженощно на протяжении многих лет помогают своевременно обнаруживать малейшие подозрения на «сбой» в организме человека, надо ставить памятники.

А вот собеседница с подобным утверждением не согласна:

– Памятник нужно ставить врачам первичного звена, у которых нет права на ошибку. А мы всего лишь «подносчики патронов», которые честно и добросовестно идут в хвосте медицины…

Ну да, как же. «Подносчики», которые трудятся круглосуточно, выполняя в среднем около 2 000 анализов! Трудно даже представить, насколько в лаборатории ответственная работа, требующая огромного терпения и скрупулезности. Скажем, при проведении некоторых исследований одного(!) анализа необходимо сменить несколько сотен(!) полей зрения микроскопа. Многие ли из нас способны проявить подобную дотошность?

– Я всегда нацеливаю своих сотрудников, говорю: «Представьте, что делаете это для ваших собственных детей или родителей». А лично у меня есть привычка доискиваться до первопричин – зачем, почему, как не допустить подобного. Каждому специалисту необходимо учиться новому, качественно развиваться в профессии.

На вопрос о том, насколько строгим руководителем она себя считает, Ольга Викторовна ответила не раздумывая:

– Мне всех жалко. Коллектив у нас в основном женский, у всех есть дети, поэтому порой возникают сложности с ночными дежурствами. Я всегда стараюсь понять сотрудника и идти ему навстречу. 

О ненужном и важном

На рассказ о личной жизни собеседница отвела ровно пять минут:

– Я нашла свое дело, поэтому прихожу на работу рано, ухожу поздно, порой даже работаю в выходные. Когда человек по-настоящему увлечен, у него остается меньше времени и сил на ненужное. Я – фанат чтения, и в своих предпочтениях «всеядна», поглощаю все, от классики до специальной литературы. Когда появляется плохое настроение, беру в руки булгаковское «Собачье сердце» или смотрю старые советские фильмы. Стараюсь гулять, например, в Долине ручьев. Отпуск люблю проводить в Крыму, причем, в формате походов. Хотя очень боюсь высоты…

О Ханты-Мансийске наша героиня говорит с большой любовью:

– Город устраивает «на все сто», здесь сложилась моя «зона внутреннего комфорта». Ханты-Мансийск очень нравится, даже морозы и комары не раздражают. Поймала себя на мысли, что испытываю радость и когда уезжаю в отпуск, и когда возвращаюсь обратно…

Автор - Андрей Рябов


Источник: Городской информационный центр
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку