VK547

Случайных людей в стационаре не бывает!

14.10.2022 11:08
Случайных людей в стационаре не бывает!

Все доктора, работающие в стационаре, на мой взгляд, делятся на две большие группы. Представители первой обычно серьезны и немногословны, одним своим видом убеждая: вот мы сейчас придем и сразу всех спасем. Вторые всегда веселы, обаятельны и остроумны, их девиз: «Мы все там будем, так стоит ли из-за этого унывать?».

- А к какой из этих категорий вы бы отнесли себя?

Этот отнюдь не праздный вопрос мы задали Валерию Сергеевичу Матюшину, заведующему отделением хирургии №2 Окружной клинической больницы, врачу-хирургу высшей категории…

- Все зависит от конкретной ситуации. Иногда уместна вторая позиция, а иногда надо уметь оставаться серьезным. Хотя, если вдуматься, то на самом деле модели поведения всех врачей примерно одинаковы, и подобная градация достаточно условна.

- А есть ли общие требования к человеку, который собирается стать хирургом?

– Прежде всего – наличие хорошего здоровья, позволяющего оперировать в любое время суток, при необходимости - в режиме «двадцать четыре на семь». Чтобы человек являлся настоящим профессионалом – стремился постоянно развиваться, следил за современными исследованиями, внедрял новые методики. Я, естественно, даже не говорю о необходимых морально-этических качествах, доброте и милосердии. Роботов в нашей профессии не бывает. Естественно, обладателей таких качеств не слишком много, а потому мы с мединститута начинаем отслеживать лучших студентов.

В мировой хирургии практикуются две методики. Представители западной изо дня в день встают к столу и оперируют одного человека за другим. В этой модели есть свои плюсы – поточные технологии технически позволяют специалисту выполнять свои манипуляции все лучше и лучше, и при этом не переживать за конечный результат. Второй путь – когда хирург сопровождает пациента весь до- и послеоперационный период, полностью несет ответственность за его жизнь и здоровье. Такой пациент на всю жизнь становится «твоим». Мне симпатична именно такая модель, и мы работаем именно по ней.

- Предлагаю отвлечься от обсуждения проблем хирургии и рассказать читателям о том, каким путем пришли к ней вы…

- Родился я в Курганской области. Жили мы во «врачебном доме», мама трудилась в аптеке, дружила с медиками, сам я учился в школе в медицинском классе, в детстве часто болел и лежал в больнице. Так что с юных лет проникся соответствующей атмосферой.

Почему именно хирургия? Так сложилось. Мужчина должен брать на себя ответственность и идти туда, где сложнее. Поэтому уже с четвертого курса института я оставался дежурстве в больнице, с пятого начал самостоятельно оперировать. После вуза работал в больницах Курганской области и Тюмени. В Ханты-Мансийск в 2008 году переманил друг – мол, здесь и зарплата выше, и «социалка» шире. Сначала являлся простым хирургом, затем заведующим операционным блоком, а с 2013 года стал заведующим хирургическим отделением №2.

- Чем оно отличается от аналогичных отделений ОКБ – первого и третьего?

- Мы специализируемся на заболеваниях брюшной полости, торакальной хирургии, колопроктологии, диабетической стопе, челюстно-лицевой хирургии. С 2015 года на базе отделения оказывается лечебная помощь пациентам с ожирением и метаболическим синдромом. В год делаем более тысячи операций. Их количество с каждым годом растет, и в палатах отделения становится все теснее. Пациентов в самых сложных случаях доставляют к нам со всего округа. У нас трудятся одиннадцать врачей, из них трое - кандидаты медицинских наук, примерно по двадцать специалистов среднего и младшего медицинского персонала.

- Вы не понаслышке знакомы с деятельностью различных лечебных учреждений УрФО. Какова, на ваш взгляд, специфика работы именно в Окружной клинической больнице?

– Наличием самого современного оборудования, использованием новейших методов лечения, возможностью госпитализации человека без длительных очередей. Здесь легко работать - в прекрасно оборудованных операционных, обеспеченных всеми необходимыми материалами, в тесном взаимодействии с биохимической и бактериологической лабораториями. У нас отсутствуют проблемы с «расходниками», всегда есть в наличии импланты. На мой взгляд, подобных аналогов в стране просто нет.

Еще одной отличительной особенностью нашего региона я бы назвал уникальную доступность руководителей для простых граждан. Попробуйте просто так, «с улицы», попасть на прием к главному врачу любой областной клинической больницы! Уверяю вас, на это потребуется потратить уйму времени – если удастся вообще. А чтобы увидеть главврача ОКБ Елену Ивановну Кутефу, достаточно предупредить об этом секретаря. То же самое относится к доступности руководства нашего Депздрава.

- Давайте вернемся к собственно хирургии. Всегда ли возможно «отремонтировать» человека?

- Многое зависит здесь от пациента и его комплаентности (приверженности лечению – так медики называют степень соответствия между поведением пациента и рекомендациями, полученными от врача – Ред.). Когда человек обращается к врачам вовремя, когда вместе с нами проходит весь путь лечения и выполняет все рекомендации, то есть положительный результат.

В некоторых случаях пациент попадает к хирургу в тот момент, когда уже пройдена «точка невозврата», а мы, к сожалению, не боги. Тем не менее, всегда надо пытаться по максимуму использовать даже малейший шанс на излечение. Я двадцать шесть лет в хирургии, но до сих пор не разучился переживать, ведь к редким трагическим исходам, которые неизбежны в работе любого медицинского учреждения, привыкнуть невозможно.

- А есть ли в вашей профессии место чуду?

- Я знаю десятки примеров, когда пациенты выживают буквально чудом, а маститые профессора разводят от удивления руками. Чаще всего такое происходит, когда хирург вдруг проводит «операцию отчаяния» в тех случаях, когда медицина вроде бы должна оказаться бессильной. Да и вообще – мы же все в сказки верим, и Новый год ждем…

- Испытываете ли вы чувство гордости за то, что сделали в жизни?

- Я бы скорее назвал это чувство «удовлетворением». Хорошее настроение появляется периодически в те моменты, когда прочно становятся на ноги твои ученики, когда создан оптимальный климат в коллективе, когда появляется все больше любимых пациентов – а в эту категорию входят все, кто успешно выздоравливает. И бывают дни, когда что-то не получается, а пациенты «тяжелеют» – как в любой другой профессии, у врачей есть свои черные и белые полосы.

- Признайтесь, вы – суровый руководитель?

- Порой приходится включать режим «жесткого начальника». В коллектив входят очень разные люди, а он должен работать как часы. Иногда приходится бросать все остальные дела и подолгу разговаривать с некоторыми работниками, чтобы предотвратить возникновение в коллективе малейших сложностей и трений. У меня прекрасная старшая медсестра, которая всегда готова прийти на помощь в таких ситуациях, я без нее - как без рук.

Вообще хочу отметить важную роль младшего медперсонала: врачи могут успешно провести самую сложную операцию, но если медсестра не так или не тогда поставит укол, то все может пойти насмарку. Я очень уважаю наших сестричек и санитарок, и всегда надеюсь на них.

- Работа хирурга – это прежде всего колоссальная ответственность, а должность завотделением – нагрузка вдвойне. Никогда не хотелось оставить все и выбрать более спокойный вид деятельности?

- Конечно, возникали порой мысли все бросить – все-таки негативный опыт тоже накапливается, как и усталость от бессонных ночей. Но если ты любишь свое дело, если хочешь приносить пользу людям, если тебе до сих пор интересно и учить молодых, и самому с удовольствием оперировать, то рано думать о покое.

- Вас отсюда вообще выпускают?

- Случайных людей в стационаре не бывает, а врачебный долг не позволит настоящему врачу спокойно уйти домой вечером, если что-то не доделано или в отделении остается сложный пациент. Всегда надо прибирать за собой «хвосты».

- Ну, а если вы все-таки благополучно завершите все дела и наконец доберетесь до дома, то чему посвятите свободное время?

- Увлечений у меня немало: это прежде всего физкультура – пробежки и силовые упражнения, которые способствуют поддержанию тонуса. Играю на ударных инструментах, что помогает развивать руки. Люблю путешествовать сложными маршрутами по красивым местам. А вот рыбалка не цепляет, может, не дорос еще до нее.

- Завершающий вопрос – о Ханты-Мансийске…

– Для меня это место, которое вместило в себя очень много и личного, и профессионального, и общественного, и музыкального. Это очень удобный для человека город с хорошей социальной базой, позволяющий и жить достойно, и с удовольствием ходить на работу. Я всерьез прирос к нему и душой, и телом…

Андрей Рябов


Источник: Городской информационный центр
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку