Белый и красный террор

В XX век Самарово, старинное село с патриархальным укладом, вступило с достаточно крепкой экономикой. Уже не извоз был главным занятием местного населения, а добыча рыбы, даров леса и их продажа. Появились владельцы крупных угодий, купечество. Далеко за пределами Самарово были известны фамилии местных купцов и рыбопромышленников - Шеймина, Соскина, Кузнецова, Земцова...

Новый век начался войной с Японией (1904-1905 гг.). Жители Самарово, как и близлежащих сел, были призваны на военную службу. Немало самаровцев участвовало и в войне с Германией (1914- 1918 гг.). Часть возвращавшихся с фронта солдат находилась под влиянием большевистской пропаганды. На настроение умов влияли и местные большевики, отбывавшие здесь ссылку.

О том, какой была эта ссылка, вспоминает большевик, ставший оппозиционером, Лев Троцкий. Он побывал в Самарово в 1907году: <<6 февраля. До какой степени Тобольская губерния заселена политическими. Буквально нет ни одной деревушки, в которой не было бы ссыльных. Хозяин земской избы, в которой мы стояли, на наш вопрос ответил, что прежде здесь вовсе не было ссыльных, а стали заполнять ими губернию вскоре после манифеста 17 октября: <<С тех пор и пошло". Во многих местах "политики" "промышляют" совместно с туземцами: собирают и очищают кедровые шишки, ловят рыбу, собирают ягоды, охотятся... Отношение крестьян к политическим превосходное. Так, например, здесь, в Самарово - огромное торговое село, - крестьяне отвели "политикам" бесплатно целый дом и подарили первым приехавшим сюда ссыльным теленка и два куля муки. Лавки, по установившейся традиции, уступают политическим продукты дешевле, чем крестьянам. Часть здешних ссыльных живет коммуной в своем доме, на котором всегда развевается красное знамя".

Житель села Самарово Еким Гаврилович Корепанов, оставивший свои воспоминания о том далеком времени, сообщает, что первая партия политссыльных из 20 человек прибыла в Самарово в 1906 году. Это были участники революционных событий 1905 года. Среди них были плотники, коптильщики рыбы, переплетчик книг. Ссыльный Гришаев открыл кузницу, а потом и "Завод фруктовых вод", как гласила вывеска на одном из зданий села. Ссыльный Галкин увлекался фотографией, и благодаря ему мы имеем изображение села начала XX века.

Кроме того, он пел в церковном хоре, которым руководил техник ремесленного училища Семен Николаевич Банников. Самыми "политически подкованными" были Никитин и Бублик. Они читали газеты и проводили с местными жителями что-то вроде политинформаций. По инициативе политссыльных и с их участием было поставлено несколько спектаклей. Разрешение на постановку давал сам генерал-губернатор.

После революции почти все ссыльные покинули Самарово. Лишь один политссыльный Н. Трофимов здесь женился, построил дом и прожил в селе до самой смерти, то есть до 1948 года.

Традиция ссылать политически неугодных людей на Север была продолжена в советское время. В середине 30-х годов политссылку в Самарово отбывали десятки человек, как их тогда называли, троцкистов. Большинство из них расстреляли в 1937-38 годах.

В 1912 году началось строительство первой за всю историю села больницы. В ней нуждались не только жители Самарово, но и ближайших населенных пунктов. Из Тобольска прибыл подрядчик с плотниками, но место под больницу было выбрано неудачно - в низине, и здание стало подтапливать водой. В 1915 году пришлось переносить его на новое место. В этой работе участвовали пленные немцы и австрийцы, которых привезли из Тобольска, всего их было 300 человек. Часть пленных солдат была занята на сборе камней в районе устья Иртыша. Камни складывали в штабеля, их собирались переправить в следующую навигацию в Тобольск для устройства дорог. Строили новую больницу долго, только в 1923 году работа была завершена.

В том же 1912 году, когда началось строительство больницы, в Самарово прибыли представители общества "Волга" и привезли на пароходе разобранную емкость на 40 тысяч пудов. Ее установили в двух километрах от села и залили керосином. Жители Самарово и близлежащих сел были очень довольны и покупали керосин бочками, ведь он стоил на две копейки за фунт дешевле, чем у местных купцов.

Эхо октябрьского переворота 1917 года достигло Обского Севера в начале 1918 года. Собравшийся в январе 1918 года в Демьянском краевой съезд представителей рабочих и солдатских депутатов провозгласил Советскую власть на всем Обском Севере. От самаровцев на этот съезд был делегирован Петр Шехирев.

В марте-апреле 1918 года власть на Севере перешла к местным Советам рабочих и крестьянских депутатов. Земские, волостные, инородческие управы были упразднены. В Самарово также был образован Совет. Летом 1918 года в село на специальном пароходе прибыл красный комиссар с чрезвычайными полномочиями и отрядом в 50 человек. Он окружил здание волостного правления и приказал доставить сюда всех местных купцов. От купцов комиссар потребовал, как тогда говорили, контрибуцию, но купцы отказались платить дань новой власти. Их погрузили на пароход и повезли в сторону Березово, правда, вскоре вернули обратно. Сам комиссар с отрядом поспешил в Тюмень. Такой неожиданный поворот был связан с изменением политической обстановки. В это время в Омске образовалось Сибирское временное правительство. Но столь неожиданное освобождение не спасло местных купцов, все они погибли в огне гражданской войны: Александр Иванович Кузнецов, Федор Иванович Кузнецов, Василий Федорович Соскин, Николай Павлович Чукреев, Николай Николаевич Шеймин...

Согласно легенде, которая дошла до наших дней, все свои ценности самаровские купцы сложили в ящики, обили их кошмой, железом и вывезли на больших лодках в район Ендырской речки, где и закопали. Этот клад до сих пор не найден.

Но недолго продержалась новая власть. Летом 1918 года белогвардейский отряд арестовал весь состав Самаровского Совета и вывез в Тобольск. В Самарово было восстановлено волостное правление.

Борьба за власть между красными и белыми приобрела ожесточенный характер, а жертвами, как это чаще всего бывает, стали простые люди. До сих пор в памяти самаровцев жива история о баржах смерти, когда пленных красноармейцев загнали в трюмы двух барж, подцепили к пароходам "Лебедь" и "Алексей" и отправили в сторону Томска. Полуживых, замученных людей выводили из барж на берег и расстреливали на глазах у местных жителей или связывали "пачками" и сталкивали за борт.

В этот период в Самарово колчаковцы взяли 33 человека, сочувствующих новой власти, и расстреляли их.

В 1919 году на Севере зародилось партизанское движение, и именно Самарово стало главным опорным пунктом. Видным партизаном тех лет был Платон Лопарев, племянник автора книги <<Самарово..." Хрисанфа Лопарева. Сегодня одна из улиц Ханты-Мансийска носит имя Платона Лопарева, героя гражданской войны, впоследствии расстрелянного в 1938 году.

Вскоре на смену белому террору пришел красный. Продразверстка, военный коммунизм развязали руки сельским активистам. У многих зажиточных крестьян, купцов, рыбопромышленников национализировали сельхозугодья, орудия лова, забрали хлеб, скот, что и спровоцировало в 1921 году крестьянское восстание, трактуемое историками КПСС как кулацко-эсеровский мятеж. Лозунг "За Советы без коммунистов!" напугал новую власть, и она бросила все силы на подавление восстания. Опять пролилась кровь, русский человек поднял руку на русского.

К весне 1921 года с мятежниками было покончено. Результатом непримиримой классовой борьбы стало не только уничтожение класса собственников, смерть ни в чем неповинных людей, но и разорение, обнищание села, разрыв налаженных торговых связей.

В 20-х годах от былой зажиточности села Самарово не осталось и следа.


Возврат к списку