Визит в Ханты-Мансийск развеял мифы о Севере

23.09.2003 00:00
А качество жизни, едва ли не в первую очередь, определяется качеством здравоохранения. Потому чрезвычайно важна встреча ведущих хирургов России в окружном центре. В перерыве между научными докладами и лекциями мы встретились с главным хирургом страны академиком Владимиром Фёдоровым.

— За два с половиной года, что я занимаю должность главного хирурга, мне ещё не довелось бывать в Тюменской области, тем более, на её севере. Я имел общее представление о Сибири — тайга, морозы, медведи, то есть — глухая провинция. А оказалось, здесь цивилизованные города и грамотные люди, видимо, “медведи” живут в другом месте.
На фоне всей страны медицина Тюменской области, в том числе и Ханты-Мансийского округа, выглядит достойно. Окружная больница построена по лучшим мировым стандартам. Здесь есть всё, чтобы больного излечить. Я сделал обход, анализировал лечение пациентов, операции... И поймал себя на мысли: с такими врачами я хочу работать. Молодые, думающие, грамотные, интересующиеся достижениями хирургии страны и мира, стремящиеся внедрить новые методики здесь.
— Владимир Дмитриевич, при этом существует обывательское мнение, что всё лучшее — за рубежом, в России вылечиться нельзя.
— Причины этого мнения, во-первых, в безграмотности, человек чаще верит соседке тёте Дусе, которая что-то слышала, нежели лечащему врачу. А, во-вторых, сегодня в России достаточно много богатых людей, которым всё равно, кому платить и сколько. Хотя, уезжая в другую страну, эти люди часто не знакомы с традициями зарубежной медицины. Как бы ни было нам тяжело, в России традиционно сложилось гуманное отношение к пациенту. Получение денег — задача не первостепенная. Я сейчас говорю не о частных платных клиниках, а о государственном здравоохранении. В Европе, и особенно в США, взаимоотношения более просты: есть задача — к примеру, операция по удалению аппендикса. Есть результат — вырезали, три дня продержали в больнице и выписали. Долечивание, реабилитация — забота самого больного. Хочешь — плати и поезжай в санаторий. Хочешь — лечись на дому. Поэтому ситуации, когда больной где-нибудь в Швейцарии сделал операцию, а потом вернулся в Москву на долечивание, зачастую, с осложнениями, у нас нередки. Сегодня нет оперативной помощи, которую бы мы не могли оказать в своей стране бесплатно. Есть и частично оплачиваемые услуги. Например, можно провести обычную операцию в счёт обеспечения медицинской страховки или малоинвазивную, то есть менее травмирующую, но с частичной оплатой.
— Вы обмолвились на конференции, что наличие медицинских вузов, пусть даже маломощных, очень важно для региона.
— Это действительно важный фактор для обеспечения перспектив сохранения преемственности в медицине, оснащения кадрами учреждений здравоохранения. Для России в целом сегодня эти проблемы стоят остро. У нас немало регионов, где есть хирургические отделения в районных больницах, но нет хирургов. Выкручиваемся, как можем, устанавливая хирургические вахты. Наиболее тяжело регионам, не имеющим собственных вузов. Там же, где они работают, находят выход, заключают договоры на целевое обучение с обязательной отработкой на местах. Пусть выпускник поработает недолго, 2-3 года, но вакансии закрыты. Насколько я знаю, в Тюменской области эта система отработана уже хорошо.
— В последнее время профессия медика далека от начала в рейтинге престижных специальностей, хотя ещё лет десять тому назад попасть в мединститут было крайне сложно.
— К сожалению, это не просто слова, они подтверждаются цифрами. Кроме того, есть ещё один тревожный факт: большой процент выпускников медицинских академий (в некоторых регионах до 20) не идёт в больницы и клиники, находя работу в других отраслях. И их можно понять — ни семью прокормить нельзя, ни жилищные вопросы решить. Нас познакомили с ситуацией в Ханты-Мансийске, она, безусловно, более благополучная, но и у вас не всё гладко. Мы посетили отделение реанимации в ОКБ, самое сложное отделение, там не хватает сестёр и врачей, большая текучка, а зарплата при такой нагрузке, интенсивности труда — низкая. Кстати, здесь развеялся ещё один миф о том, что северяне деньги лопатами гребут. На приёме у губернатора Филипенко я об этом сказал.
— Вы часто бываете за рубежом, отличается ли наша система обучения врача-медика от других?
— Я объехал весь мир, не был только в Африке, и в каждой стране интересовался, как готовят кадры. Система обучения у каждой страны своя, но одно общее отличие есть: специалистов учат гораздо более продолжительное время, чем в России. Причём обучение это не теоретическое, а практическое. К примеру, в США выпускник вуза приписывается к больнице, он при ней живёт и часто не имеет возможности без разрешения покинуть больничную территорию. Практический опыт при такой системе — колоссальный, только успешно пройдя несколько лет стажировки, врач получает право для самостоятельной работы.
В России в последние годы упразднили субординатуры, интернатуры. Осталась лишь ординатура, двухгодичный курс специализации (хотя нужно бы трёхгодичный) на базе клиники. Но и здесь проблемы, в прошедшем году сорок процентов мест в ординатуре “пропало”. Так как для этого молодому врачу надо переезжать в другой город, решать жилищные проблемы, а зарплата ординатора около 500 рублей. Изменить ситуацию может только осознанная государственная политика.
— Сегодняшняя встреча врачей посвящена хирургии печени. Чем обусловлен такой интерес к этой теме?
— Хирургия печени, пожалуй, одна из самых молодых и сегодня динамично развивающихся направлений хирургии. Долгое время многие травмы печени считались неоперабельными, было очень легко потерять больного на операционном столе от кровопотери. Долгие годы нарабатывался опыт, а главное — совершенствовалась медицинская аппаратура, сегодня мы можем, при необходимости, полностью отключить печень, осушив её, а человек, подключённый к умным машинам, будет жить. Что касается темы, она очень актуальна сегодня. Из-за развития террористических тенденций травмы печени происходят чаще, из-за быстрого роста гепатита С мы с каждым годом имеем всё больше больных с опухолями этого органа. Местом конференции выбран Ханты-Мансийск потому, что у вас достаточно динамично развивается эта область хирургии, и город имеет все шансы стать одним из российских центров по лечению повреждений печени и поджелудочной железы.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку