Югра - экологической катастрофы не будет

07.12.2003 00:00
А возможно, даже и больше, чем других россиян, поскольку нефтегазодобывающая отрасль по масштабам воздействия на окружающую среду относится к первой категории опасности. Среди обывателей бытует мнение, что одни (нефтяные компании) ничего не хотят делать для стабилизации экологической ситуации, а другие (контролирующие государственные органы) не могут серьёзно повлиять на сложившуюся обстановку. Оказалось, и могут, и хотят... Экологический ущерб округа оценивается экологами в 30-35 миллиардов рублей в год. Из чего складывается эта сумма? По словам начальника управления по охране окружающей природной среды округа Сергея Пикунова, говоря о ежегодном комплексном ущербе, наносимом природной среде, оперировать просто цифрами нельзя, поскольку ущерб имеет конкретный характер и относится к конкретному событию. На территории округа за год происходит около 2000 аварий, и сумма общего ущерба складывается в результате этого усреднённого аварийного загрязнения. Нефтяники, возмещая ущерб, выплачивают не более 60 млн рублей в год — это сверхлимитная плата за загрязнение, которая не отвечает тем затратам, что несут компании при рекультивации загрязнённых земель, при том, что экологический ущерб включает в себя не только загрязнение земли, но и воды, атмосферы и многое другое. Штраф за загрязнение окружающей среды составляет не более 50000 рублей. В результате простейших математических вычислений получается, что штрафы природопользователей не превышают 20% от реальной суммы экологического ущерба. Но это лишь на первый взгляд. Оказывается, не всё так плохо... Законом об охране окружающей среды субъектам дано право разрабатывать и утверждать нормативные акты, в том числе и о взыскании ущерба. Управлением окружающей среды округа разработана специальная методика по расчёту ущерба, нанесённого окружающей среде. В основу методики положен затратный механизм — компания обязана выплатить именно столько средств, сколько необходимо затратить на восстановление окружающей среды. Причём у компании есть два выхода — либо очищай землю сам, либо плати деньги, и пусть этим занимаются специализированные предприятия, которых в округе сейчас зарегистрировано около 40. Эта мера должна заставить компании работать не на возмещение экологического ущерба, а на его предупреждение. Наконец-то создан экономический механизм, при котором природопользователю невыгодно экономить на охране окружающей среды. Например, ряд компаний заявляет о том, что себестоимость нефти у них ниже средней. За счёт чего достигнута такая экономия? Вполне возможно, за счёт тех же экологических программ. Все программы экологической безопасности — мероприятия долговременные и дорогостоящие. Например, чтобы восстановить землю после разлива, необходимо затратить 200-300 тыс. рублей на один га, не считая затрат на откачку разлитой нефти, причём загрязнённый участок восстановится лишь через 2-3 года. Сегодня экологическая политика большинства нефтяных компаний направлена не только на предотвращение аварий, но и на восстановление загрязнённых земель. По количеству природоохранных мероприятий можно выделить "Сургутнефтегаз". В рекультивации загрязнённых земель преуспела ОАО ТНК Нижневартовск, у которой осталось около пяти гектаров загрязнённых земель — это немного. ОАО "Юганскнефтегаз" приобрело две установки по переработке бурового шлама. В прошлом году там же смонтирован завод по изготовлению кирпича из бурового шлама. Показатели хорошие — сохраняя окружающую среду, получают материальную прибыль. В то же время пре-тензий к нефтяным компаниям немало: во-первых, иногда происходит сокрытие аварий. Вместо того, чтобы локализовать загрязнённый участок, некоторые "умники" просто запахивают площадь. На восстановление такой территории понадобится и средств в несколько раз больше, и времени — 7-8 лет. Во-вторых, общегосударственная проблема — самовольное занятие земель. Хотя в большинстве случаев на этих территориях вся работа выполняется согласно технологическим требованиям — факт нарушения законодательства налицо. В-третьих, проблема рекультивации шламовых амбаров — в одном месте ликвидируем, в другом — строим. А куда деваться? Безамбарное бурение ведётся только в водоохранных зонах. Насколько нефтяные компании контролируют экологическую обстановку на месторождениях и отвечают за экологическую безопасность, мы решили посмотреть на примере ООО "ЛУКойл — Западная Сибирь", которое в 2003 году на выставке "Югра-экология" получило диплом первой степени. Причём, по мнению Сергея Пикунова, награда эта вручена за чётко выстроенную экологическую политику. По словам начальника отдела охраны окружающей среды ООО "ЛУКойл — Западная Сибирь" Ларисы Медведевой, нефтедобывающая отрасль воздействует на почву, воду, воздух. "Мы обращаем пристальное внимание на то, какое воздействие окажем на окружающую среду". Начинается эта работа с получения лицензий, где оговаривается весь комплекс мероприятий, которые компания должна проводить на лицензионном участке, все проектные решения в обязательном порядке проходят экологическую экспертизу. ООО "ЛУКойл — Западная Сибирь" реализует ежегодную и долгосрочную экологические программы. В ежегодной решаются текущие вопросы. Долгосрочная программа на 2000-2003 годы разрабатывалась в 1999 году. К этому времени в регионе отсутствовали полигоны по утилизации отходов, увеличилось количество нефтезагрязнённых земель, а технология их рекультивации была недостаточно опробована, отсутствовали установки по переработке нефтешлама. Все эти вопросы необходимо было решать немедленно. Что сделано в ходе реализации этой программы? В ТПП "Лангепаснефтегаз" сданы первая и вторая очереди полигона по утилизации промышленных и твёрдых бытовых отходов, проект которого получил высокую оценку экологической экспертизы. Строительство полигона полностью решает проблему упорядоченного размещения отходов. Ликвидированы все свалки в ТПП "Покачевнефтегаз". Одна из глобальных проблем — нефтезагрязнение земель. К сожалению, полностью решить её не удалось — слишком большая территория, хотя средств вложено немало. Проводится рекультивация земель, а также ликвидация шламовых амбаров. По словам Ларисы Медведевой, три территориальных производственных предприятия их не имеют, остальные амбары будут ликвидированы в 2004-2006 годах. Ещё одна серьёзная проблема — утилизация газа. Поскольку газоперерабатывающие заводы — частная собственность, решение принимать или не принимать газ зависит только от желания и возможностей владельцев. Строить же собственное производство дорого и невыгодно. Успешно решается проблема эксплуатации труб. Известно, что в условиях Сибири срок их использования сокращается в несколько раз. Нередко от качества нефтепровода зависит и количество аварийных разливов. В Когалыме построен завод по изготовлению пластиковых труб. В Лангепасе — завод по антикоррозийному покрытию труб. Применяется и ингибиторная защита — закачка химических реагентов в трубу, для предохранения её от разрушения. В Когалыме выстроен завод по производству химреагентов, которые разработаны специально для нашей территории. Уже разработана долговременная программа на 2004-2008 годы. В планах — покупка установки по утилизации нефтешлама, которая будет в два этапа очищать и утилизировать отходы производства. Необходимо завершить строительство двух полигонов. С проблемой ликвидации шламовых амбаров и рекультивации загрязнённых земель компания собирается справиться в течение 2-3 лет. Наиболее остро негативное влияние производства на окружающую среду ощущают те, кто непосредственно живёт в этой среде — аборигены. Но, по словам Сергея Пикунова, в управление по охране окружающей природной среды округа ещё никто из владельцев родовых угодий с жалобами не обращался. Зато наблюдается другая интересная закономерность — когда на тендер выставляются месторождения и требуются все согласования (в том числе владельцев родовых угодий), количество территорий традиционного природопользования неожиданно возрастает. Возникает вопрос, люди переселяются на родовые угодья заниматься традиционным природопользованием или получать определённую мзду? По словам специалистов-экологов, родовые угодья вообще не должны подвергаться техногенному воздействию. В этих случаях никакого традиционного образа жизни там уже быть не может. Главный маркшейдер ООО "ЛУКойл — Западная Сибирь" Константин Беляев считает, что среда обитания у коренного населения истощена, и необходимы определённые средства, чтобы поддерживать и землю, и людей, которые на ней проживают. Компенсации, выплачиваемые нефтяными компаниями коренному населению, должны направляться на развитие и поддержку традиционных промыслов. Но нередко эти выплаты становятся единственным источником доходов для семей аборигенов... ООО "ЛУКойл — Западная Сибирь" выплачивает компенсацию 122 семьям. Они ведут традиционный образ жизни, и средства, которые выделяются, идут на поддержание этого образа жизни. Ни видеомагнитофоны, ни телевизоры предприятие своим "подопечным" не покупает... Несмотря на подписанные соглашения, определённые разногласия между ООО "ЛУКойл — Западная Сибирь" и коренным населением всё же возникают. Во-первых, не все довольны теми средствами, которые им выделяются. В таких случаях ООО "ЛУКойл — Западная Сибирь" находит компромиссные решения, например, предоставляет "Буран" не через четыре, а через три года. Во-вторых, бывают случаи, когда аборигены не позволяют работать на своей территории. Интересно, что в случае аварии на территории родового угодья выплаты аборигенам предприятие не предусматривает, поскольку ещё до разработки полезных ископаемых рассчитывается ущерб, наносимый природной среде, по которому в зависимости от категории территории государственным органам выплачивается компенсация. Она делится между организациями, имеющими отношение к данной территории — рыбинспекция, охотинспекция, лесхозы и т.д. Но взаимоотношения нефтяных компаний и аборигенов это тема для отдельного разговора... По словам Сергея Пикунова, количество аварий сокращается. Если семь лет назад у нас происходило около 10000 аварий, то сейчас 1500-2000 в год, сокращается и количество загрязнённых земель. Нефтяные компании всё больше средств вкладывают в экологию. Со своей стороны контролирующие органы, используя новые методики подсчёта возмещения ущерба, наносимого окружающей среде, вынуждают нефтяные компании работать не на ликвидацию последствий аварий, а на их предупреждение. Источник: "Новости Югры" - Наталья Логачёва

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку