Полигонные гонки или никому не нужна золотая жила

10.08.2006 00:00


Ежегодно на территорию округа попадают около полутора миллионов тонн отходов. На данный момент здесь скопилось уже более 10 миллионов тонн такого «добра». Только несанкционированные свалки в округе занимают площадь около 80 гектаров. С каждым годом количество мусора растет, как на дрожжах. Так, Ханты-Мансийский полигон, рассчитанный на 10 лет, за 2 года был переполнен в 2 раза.

Перспектива утонуть в мусоре для нас более чем реальна. И этот вопрос как-то нужно решать. Продолжать строительство полигонов, расширять их до бесконечности не имеет смысла. Мы не можем мусор отправить за пределы территории — кому нужно это добро? Уничтожать путем сжигания? Экологи возмутятся и совершенно справедливо. А вот если перерабатывать? Как показывает опыт промышленно развитых стран — в недрах каждой свалки скрыта золотая жила, и в каждом мусорном баке можно найти деньги.
— Вот если бы вы были экономистом, то подсчитали бы и поняли, что для нас это нереально: не будет прибыли — это мнение чиновников администрации г. Ханты-Мансийска по поводу переработки отходов. Насколько оно оправдано?

Сколько стоит заминировать округ?

Переработка отходов — тема в последнее время очень популярная и актуальная. В США сбор и переработка мусора приносят прибыль от
1 до 2 миллиардов долларов в год. В Швеции 60 процентов твердых бытовых отходов (ТБО) используется как альтернативный источник энергии. В России перерабатывается только 1% отходов.

Но дело не в том, что мусорный кризис нас не беспокоит. В Югре ежегодно на борьбу с мусором тратят от 100 до 400 миллионов рублей. Основная часть этих средств уходит на строительство полигонов для его хранения, которые порой заполняются еще до того, как официально сдаются в эксплуатацию.

Снег вместе с солью, канцерогенами, маслами вываливается на временное место в 320 метрах от Иртыша; некуда сдавать отработанные масла и шины. Каждый год на эти существующие проблемы указывает Нина Надуткина, начальник Ханты-Мансийского отдела управления по охране окружающей среды Югры администрации города.

И подобные проблемы не только у Ханты-Мансийска, но и у других городов округа.

Так, во всем округе работает только один пункт приема отработанных автомобильных шин и находится он в самой восточной части Югры — Нижневартовске.

Заместитель директора Ханты-Мансийского департамента градостроительства, архитектуры и ЖКХ по вопросам ЖКХ Сергей Сафонов предлагает такое решение проблемы: где предприятия и частники покупают шины, туда пусть и сдают. Лично я не знаю автомагазины и «шиномонтажки», где бы принимали резиновые отходы.

В реальности крупным предприятиям, соблюдающим природоохранное законодательство, приходится возить шины за несколько сот километров в Нижневартовск. Куда девают шины частники, службы такси и те, кто просто считает нецелесообразным возить резину на такое большое расстояние, догадаться не сложно.

Та же проблема с отработанным маслом. Его в округе вообще никто не принимает. Нефтяные предприятия утилизируют только свое масло и не заключают договоры с другими компаниями.

— Для нас это большая проблема. Мы ищем частников, у которых есть печи, работающие на отработанном масле, и просто отдаем им эти отходы, — делится заместитель директора одной крупной строительной фирмы. Опять же, не все такие ответственные, ведь гораздо проще слить масло в какой-нибудь ручей.

Что касается строительных отходов, то, ввиду отсутствия полигона, в Ханты-Мансийске им нашли применение — мусором отсыпают берег реки на объездной дороге. Хотя экологи это место считают несанкционированной свалкой.

Мусор — часть экономики

Шины, масло, строительные отходы, бытовой мусор, хранящийся на полигонах, — все это, при подключении рациональной мысли, некоторых усилий и инвестиционной поддержке, может стать вторсырьем, имеющим свой рынок сбыта.

Попытка начать переработку отходов в округе уже была. В 2002 году был торжественно открыт и запущен мусороперерабатывающий завод в Нижневартовске. Но первой показательной переработке суждено было стать последней. Хозяева завода и муниципальные власти не смогли договориться о цене. Вывозить мусор на завод оказалось ощутимо дороже, чем на полигон. Конечно, организации Нижневартовска предпочли более дешевый вариант.

— Мусороперерабатывающую промышленность можно наладить только при наличии инвестиций. Город должен был взять на себя обязанность дотировать эту разницу, ведь завод в первую очередь нужен был для улучшения экологической ситуации. — Считает Арина Николаева, заместитель директора Ханты-Мансийского регионального отделения Российской академии естественных наук.

Ученые округа, в отличие от чиновников, переработку мусора считают реальной, необходимой и, самое главное, экономически выгодной. Ближайшая для нас перспектива, по их мнению, — сортировка отходов. Согласно природоохранному законодательству селективный (раздельный) сбор отходов — обязанность муниципалитетов. Пока со своими обязанностями муниципалитеты округа не справляются. В Ханты-Мансийске только ведется работа по закупке специального оборудования.

Но собрать отдельно бумагу, пластик, органику, металл — это еще не все. Отходы надо переработать. Самый простой способ — спрессовать мусор до брикетов и так захоронить. С одной стороны, это позволит увеличить срок эксплуатации полигонов в несколько раз и улучшить их эстетику, с другой, как утверждают экологи, брикетирование — неэффективно, так как в брикетах мусор разлагается в 10 раз дольше, что влечет за собой серьезные экологические последствия.

«Мусор надо использовать как вторсырье», — утверждают в Российской академии естественных наук. Ученые академии разрабатывают программы по его переработке, исходя из экономических и социальных условий Югры. Они предлагают создать систему мини-заводов в крупных городах округа, куда будут свозиться брикетированные отходы с полигонов.

Например, из макулатуры на таких заводах можно производить туалетную бумагу и картон, из пластика — бутылки, различные бытовые предметы. Средняя стоимость такой перерабатывающей установки около 1,5 миллиона рублей. Смешная цена по сравнению с затратами на строительство полигонов. Тем более, если учитывать, что завод может приносить прибыль.

— Почему мы не инвестируем в свою промышленность? — удивляется Арина Николаева. — Переработка отходов — по закону является обязанностью администрации. А округ в свою очередь должен субсидировать эти начинания. Так делается везде.

Первопроходцы мусорной индустрии

Мусорный вопрос должна решать администрация муниципального образования. Ни целесообразно ли подумать здесь о привлечении и поддержке частного бизнеса?

И хотя бизнесмены еще не разглядели в бытовых отходах экономическую выгоду, среди них есть свои первопроходцы. Ханты-Мансийский предприниматель Виктор Лотов пытался организовать переработку мусора еще с 1995 года, когда свежи были в памяти пункты приема макулатуры, стеклянной тары и металлолома. А началось все с машины полиэтиленовой пленки, которую он любезно согласился забрать у тепличного хозяйства, перешедшего на стеклянные парники.

На московском перерабатывающем заводе за пленку дали 12 000 рублей, на эту сумму предприниматель набрал различной полиэтиленовой продукции этого завода и реализовал ее на Севере за 60 000 рублей. Доход из ничего вдохновил. Бизнесмен решил запустить цех по переработке макулатуры, пластика и металла. Для этого нужно было расставить по городу пункты приема, где отходы можно было бы обменять на продукцию цеха и другие полезные товары.

Свой пункт Лотов хотел поставить и на полигоне, где рабочие отбирали бы пластиковую и металлическую тару, промывали ее и отправляли на переработку.

— Я просчитал все варианты и пришел к выводу, что цех, работающий только на ханты-мансийских отходах, не будет приносить прибыль. Поэтому в перспективе хотел подключить Пойковский и Нефтеюганск, — говорит бизнесмен.

К идее отнеслись двояко: с одной стороны, в кулуарах администрации ее активно поддержали, но согласно традициям бюрократии идея воплощалась в жизнь несколько лет. Когда же все было решено и, самое главное, был найден рынок сбыта вторсырья (Лотов договорился с заводами других регионов о поставке брикетов), удар пришел со стороны подрядчиков.

В итоге, цех так и не появился. И хотя свой проект предприниматель не оставил, оптимизма в нем поубавилось:
— За много лет занятия предпринимательской деятельностью я пришел к выводу, что ждать от администрации реальной поддержки не приходится, тем более, в такой непривычной отрасли, как переработка отходов. Местные органы власти не заинтересованы в развитии среднего и малого бизнеса, по сравнению с дотациями нефтяного округа, наши налоги для них — крохи. Конечно, смешно в нефтяном крае подкреплять идею переработки отходов экономической выгодой. Доходы от нефтянки не могут научить бережливости и рациональности. Но ведь мы живем, учимся, работаем в округе не вахтовым методом, и с каждым годом нас становится все больше. И мы никуда не денемся от нашего мусора. Нужно ли нам такое соседство?

А с каждым годом этих огромных могил для мусора становится все больше. Но складирование мусора в специальных местах — совсем не значит его обезвреживание.

Полигоны — это мины замедленного действия, которые будут десятки лет наносить огромный экологический и социальный ущерб природной среде и тем самым населению. Возникает сомнение — обоснованы ли такие затраты? Тем более, что на полигоны принимают далеко не все отходы.

Автор: Наталья Пивоварчик


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку